aif.ru counter
57

Сергей ЖУК. Учительница и поэтесса

-Обыкновенная тыловая крыса, - буркнул вышедший вслед за ней белобрысый паренёк. Пронёсся слух, что девушек не берут вообще, а парней лишь каждого десятого.

Умом Таня понимала, что рассчитывать не на что, но всё равно с тайной надеждой в сердце ждала, когда её вызовут. Ведь записалась она ещё с вечера, не уходить же. Но редко кто выходил из кабинета военкома с радостной улыбкой, чаще – притихший, разочарованный.

И вот Таня услышала свою фамилию. Стараясь держаться твёрдо и спокойно, она вошла в кабинет.

Военкому на вид было лет сорок. Две шпалы в петлицах, орден Красного Знамени на груди, с потрескавшейся эмалью – видно, ещё за Гражданскую. Военком оказался не зверем и не крысой. Обыкновенный, хотя и в форме, мужчина. На отца похож.

Оторвавшись от бумаг, военком взглянул на Таню, его воспалённые от бессонницы глаза блеснули, и он полуутвердительно спросил:

- Тоже на фронт?!

-Да, я хочу бить фашистов!

-Эх, молодёжь, молодёжь… Кто постарше, те дома сидят, повесток ждут. А вы куда-то спешите. Я вот, видишь, здоровый мужик, воевать умею, но сижу, жду. Навоюетесь ещё.

- А может война скоро кончится.

-Да это же хорошо! – воскликнул военком. И уже другим, чётким и деловым тоном:

-Образование?

-Педагогическое.

-Немецкий знаешь?

-Английский в школе учила.

-Есть указание направлять девушек только на курсы переводчиц или санинструкторов. По всем статьям не подходишь, медицинского образования нет, немецкий не знаешь. И уже не глядя на Таню, отрывисто бросил:

-Следующий!

Порученец военкома, сверившись со списком, приоткрыл дверь в коридор, где толпилась молодёжь, крикнул:

-Егоров!

Таня медленно вышла из военкомата и долго стояла, глотая слёзы. Кто-то тронул её за плечо, она обернулась и увидела парня, который входил вслед за ней к военкому.

-Не расстраивайся, - почему-то виновато сказал он.- Я тебя на фронте защищать буду. Я ведь артиллерист, наводчик орудия.

Он говорил что-то ещё, без умолку, спокойно и убедительно. И уже через несколько минут успокоившаяся Таня и Степан Егоров шли по проспекту, оживлённо беседуя. Таня рассказала, что отец у неё кадровый военный, и уже отбыл в сторону фронта. И хотя родилась она в Ленинграде, но в школу пошла в Киеве, а закончила уже здесь, в Смоленске.

А Степан убеждал девушку, что война будет недолгой, и скоро все вернутся живыми и здоровыми. И Танин отец, красный командир, и он, Степан Егоров, простой артиллерист. Шёл второй день войны.

А ещё через два дня Смоленск пылал заревом пожарищ. Город горел всю ночь и ещё день. Сначала в небе зависли немецкие самолёты-разведчики «Фокке-Вульфы-189», именуемые в простонародье «рамами» за конфигурацию крыльев, а затем с воем налетели «Юнкерсы-88». Посыпались бомбы.

Была эвакуация. Так из Смоленска Таня попала на Урал. Она стала работать на оборонном заводе, где делали снаряды и гранаты. О фронте пришлось забыть. Даже желание заводских мужчин призывного возраста попасть на фронт рассматривалось чуть ли не как дезертирство.

Таня очень уставала, ей часто приходилось работать в две смены. Однажды после окончания работы Таня взяла кисточку и краску и попыталась написать на снаряде «Смерть фашизму!», но в который раз не хватило сил. От недоедания кружилась голова, от усталости дрожали руки, получилось только «СФ». «Бойцы догадаются», - подумала Таня.

Снаряды этой партии отправили воинским эшелоном в Смоленскую область. А затем из Ельни по приказу командующего, минуя армейские склады,- сразу на передовую. На смоленском направлении фашисты двигались к Москве.

Наша батарея 57-мм противотанковых пушек с бронебойщиками на флангах оказалась на направлении главного удара немецко-фашистской группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока. С рассвета и до полудня защищая полустанок под Ельней, выдержав две танковые атаки, батарея перестала существовать.

И когда в очередной раз поползли немецкие танки, то за ними замелькали чёрные фигурки. В атаку шла отборная эсэсовская дивизия «Рейх». А на её пути стояло последнее, сменившее третью позицию орудие, с искорёженной левой станиной, которую поддерживали пустые ящики из-под снарядов.

Рядом, у чудом уцелевшей обугленной и иссечённой осколками берёзки, в обгорелой гимнастёрке, пропахший дымом, покрытый копотью лежал наводчик Степан Егоров, но, услышав утробное рычание танков, он медленно поднялся. Смахнув в глаз кровавую пелену, заряжая пушку, он рассмотрел на снаряде буквы «СФ». Ему почему-то вспомнился смоленский военкомат и девушка Таня, которую он обещал защищать. И тогда он сам себе еле различимым шепотом скомандовал:

-По танку, ориентир 4, влево 18, прицел 10, наводить в середину, огонь! И, падая на прицельную раму, он знал, что всё-таки выстрелил. И тут же дёрнулся и зачадил головной танк. А эсэсовцы, расстреляв из автоматов уже бесчувственное тело, долго удивлялись фанатизму русского.

Как-то вечером далеко на Урале Таня просматривала список награждённых в «Правде». И вдруг больно кольнуло сердце.

«…Егоров Степан Васильевич… посмертно».

«Да нет, не может быть, это не он, - подумала Таня. – Мало ли Егоровых в России. Наверное, генерал какой-нибудь». Солдат в сорок первом награждали редко.

В сводках Совинформбюро прочное место занял Ленинград. Там рушились дома, горела земля, кипела вода в Ладоге, улицы были усыпаны осколками авиабомб и снарядов. И не было в мире равных по доблести и мужеству защитникам Ленинграда. Город стоял насмерть. И Танино сердце переполнилось гордостью за любимый город, в котором она родилась.

И ещё она знала, что там, перекрывая канонаду, чётко и несгибаемо гремят из репродукторов строки Анны Ахматовой:

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

И тогда Таня тоже стала писать стихи.

 

***

Вскоре после войны к барнаульскому вокзалу подошёл поезд дальнего следования. На перрон вышла молодая стройная женщина. Тогда она впервые ступила на алтайскую землю, и с тех пор навсегда связала свою судьбу с её людьми.

Татьяна Александровна Аверина, жительница Степного Озера, является прототипом героини рассказа. До выхода на пенсию она преподавала русский язык и литературу в местной школе, и была моей любимой учительницей. Татьяна Александровна для меня и многих её учеников роднее всех родных. А её прекрасные стихотворения долгое время украшали страницы районной газеты. Учительница и поэтесса. Какое редкое, красивое и удивительное сочетание слов!

И я написал о ней, потому что своих дедов, защитивших нашу Родину в Великой Отечественной войне, мне увидеть так и не довелось. Дед по отцовской линии, Фёдор Меркурьевич, сгорел в танке в сентябре 1941- ого где-то на Минском направлении, а дед по материнской линии, Спиридон Власович, умер от ран уже после войны в Саратовской области.

Об авторе

Жук Сергей. Родился в крестьянской семье в селе Яготино. 52 года. Православный христианин. Образование высшее, филфак Тюменского государственного университета. Люблю русскую поэзию и игровые виды спорта. Сам пишу стихи. Первую и единственную поэму написал в шестом классе. Работал нефтяником, журналистом, учителем. Живу в Степном Озере. Работаю в школе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых