aif.ru counter
785

В краю озёр и водопадов. Записки путешественника по Катунскому заповеднику

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. "АиФ-Алтай" 24/08/2016
Группа журналистов с инструктором перед выходом в заповедник.
Группа журналистов с инструктором перед выходом в заповедник. © / Константин Ермолин / АиФ

В середине июля группа журналистов отправилась в один из самых популярных у туристов участков Катунского заповедника - на Мультинские озёра. Четыре дня они путешествовали по красивейшим местам и знакомились с бытом заповедника. В составе группы был и журналист АиФ-Алтай Константин Ермолин. Он рассказал, почему туристам не разрешают ночевать на озёрах, для чего нужны государственные инспекторы и почему, находясь на заповедной территории, впечатления нужно впитывать постепенно, не торопясь.

С чего начинается заповедник? Для многих – с кордона егерей, государственных инспекторов, которые инструктируют туристов, входящих в заповедную зону. Но для нас, журналистов, заповедник начался с центральной усадьбы.

От Барнаула до Усть-Коксы без малого 700 километров, поэтому на усадьбу Катунского биосферного заповедника мы приехали к вечеру. Деревянные ворота большой, заросшей лесом территории были закрыты, но мы рискнули открыть их и заехать внутрь – знали, что ночевать нам придётся здесь – наша поездка на Мультинское озера начнётся лишь завтра.

Все участники экспедиции знали, что их ждет нереальная красота.
Все участники экспедиции знали, что их ждет нереальная красота. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Вскоре, после нашего звонка, подъехала Анна Майманова, заместитель директора заповедника по экологическому просвещению – наш руководитель в походе. Она показала гостевой домик – с печкой, но пока без света, где можно разместиться на ночь – большие деревянные столы, полати, как в добрых крестьянских избах, чистота, тишина и спокойный уют – с улицы доносится журчание речки Косы, которая впадает в этих местах в Катунь. Распаковывать свою еду не пришлось – едем ужинать в кафе райцентра. Возвращаемся, находим на территории усадьбы пару молодых людей – путешественников из Москвы. Парень с девушкой пересекли полстраны, посетили северный Казахстан, чтобы повидать Алтай. Конкретного плана у них нет, поэтому сидя в темноте в беседке на территории усадьбы заповедника они долго расспрашивают нас о том, что можно посмотреть в Горном Алтае за неделю. Потом им нужно возвращаться назад – отпуск заканчивается. Пообщавшись, расстилаем спальные мешки и заваливаемся спать.

Собрание «шишиг»

Утро понедельника. Ещё раз пересматриваем вещи, отбирая те, что могут пригодиться в походе. Раскладной столик и солнечный зонт оставляем в машине. Автохолодильник тоже не берём. А вот спальные мешки обязательны. И палатка. Осознанно оставляю в машине берцы, еду в дешёвых резиновых сапогах, купленных накануне поездки. Никакой другой обуви не беру. О таком решении не пожалел ни разу – сапоги – универсальная и лучшая обувь для посещения озёр.

Пока ждём машину – осматриваем главное здание администрации заповедника, похожее на усадьбу средней руки помещика – на первом этаже минимузей, в части кабинетов идёт ремонт – стены украсят обои с животными и горами, которые специально искали и заказывали.

Подали машину – полноприводной «Соболь» – загрузили в него рюкзаки, коробки с едой (все для нашего пропитания, любезно закупленное заповедником, везём и несём с собой) и отчалили. Первая часть пути – до села Мульта по дорогам Усть-Коксинского района. Дорога хоть и асфальтированная, но потряхивае – приходиться держаться руками за столик и сиденья.

Однако такая разминка – обязательная тренировка перед тем, что нас ждёт впереди – чем дальше в лес и горы, тем толще бурундуки и хуже дороги. В Мульте мы пересаживаемся с «Соболя» на ГАЗ-66 – «шишигу», уважаемую всеми любителями ползать по горам. Машину уже не выпускают, но жители горных и предгорных районов дорожат ими и каждую зиму ремонтируют к туристическому сезону.

Не любой транспорт подойдет для путешествия по заповеднику. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Альтернативой может служить УАЗ-469 с военными мостами – был какой-то год выпуска, когда в гражданскую продажу шли «уазики» с ними – теперь жители двух, через речку, сел Мульта и Замульта стараются покупать именно их.

У остальных уазиков шансов добраться до озёр меньше, а попытка в сезон летних дождей доехать на пафосном «Круизере» обойдётся владельцу в дорогостоящий последующий ремонт. Поэтому разумные джиперы, приезжая в Мульту, оставляют свои машины на турбазах и идут пешком, или лезут в кузов «шишиг». Залезли и мы. «Шишига» оказалась удобной – закрытый стальной кузов, окна, через которые можно вылезать наружу, приставная лестница, мягкие диванчики со спинками.

Братья, промышляющие в Мульте туристическим бизнесом, постарались посадить нас в наиболее комфортабельную машину. Впрочем, как выяснилось, почти все перевозчики по маршруту «Мульта – Нижнее Мультинское озеро» связаны родственными или дружескими узами – со школы или совместной службы в армии.

Помимо нас в кузов ГАЗ-66 загрузились и другие – исходивший весь Алтай и живущий на Алтае вегетарианец, банкир с женой и двумя взрослыми дочерьми, пара туристов-дикарей и прочий бродяче-экскурсионный люд. Забился на заднее сиденье в уголок и попытался подремать. Поначалу получалось, потом, когда проехали через маральник, стало не до сна – машина натужно тянула в гору, подпрыгивала на кочках, несколько раз застревала, сдавала назад и опять пыталась вытянуть вверх по развезённой от грязи и колёс дороге.

Два раза водителю приходилось вылезать и задействовать лебёдку на бампере – пассажиры радостно бегали вокруг (благо можно вылезти через окно, а когда машина застряла на подъёме оно как раз на уровне обочины) и фотографировали. Один раз приложились бортом об лиственницу, как раз с моей стороны. Но доползли без посторонней помощи. А то, что она часто необходима, видно по заведённому у водителей правилу выезжать на озера только колонной и все время контролировать движение впереди и сзади идущей машин.

Поэтому не удивительно, что прибыв на озера, мы увидели редкую для других мест картину – сразу десять ГАЗ-66 в одном месте. Пока мы перетаскивали рюкзаки, и коробки к берегу, арендовав для это садовую тачку, водители компанией обедали под навесом.

Горы на горизонте

Поляна перед Нижним Мультинским озером, которые местные называют просто первым, достаточно благоустроена – есть домики для проживания, навесы для принятия пищи, туалет, умывальники-рукомойники на каждом месте. Но сразу этого не замечаешь, только на обратном пути. Потому что взгляд первопутешественника застывает и задерживается на озере, за которым белеют вершины. Возле озера стоят палатки, их обитатели живут обычной жизнью выезда на пикник – купаются в озере, играют в бадминтон, готовят еду на газовых горелках. Видимо, часть туристов дальше этого места не идут – и так красиво.

Однако нам дальше. У озера два причала – две лодочки постоянно перевозят к другому концу туристов. Одной из лодок управляет Андрей Самойлов, начальник Мультинского участка Катунского биосферного заповедника – наш гостеприимный хозяин в этом путешествии. Он перевозит нас в два приёма – сначала парочку людей и все вещи, включая коробки с едой. Потом остальных. При посадке в лодке обязательно надеваем спасательные жилеты. Лодка удобная, просторная.

Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Андрей Юрьевич смотрит на воду – озеро имеет свой характер и не во всякую погоду по нему можно ходить на лодке. Чтобы снизить риски – переправляться предпочтительно с утра, пока ветер слаб, и небольшими группами. Что-то типа – «лучше тише, да меньше».

Берег отдаляется, до воды рукой подать, поэтому пробую – не ледяная, а приятной прохлады. В двух местах в воде болтаются пластиковые бутылки – специально, обозначают фарватер.

Причаливаем, поднимаемся на полянку. Это перешеек между двумя озёрами – Нижним и Средним. Справа, если смотреть по течению реки Мульта, расположен водопад Шумы – водосброс между озёрами – туда ходят толпами туристы, попрыгать по камням, пофотографироваться, привязать к дереву ленточки. Правда, некоторые зачем-то привязывают неподходящие для этого вещи, например носки.

Слева от Шумов полянка, лес, подъем по крутой тропе метров на семь, большой красивый камень и редколесье, где тоже стоят палатки и живут отдыхающие. А затем озеро – уже второе. Место удивительное, между двух озёр, которые зажаты между гор, с перекатами и водопадом. Тут, вероятно, можно отдохнуть душой от суеты будней, посмотреть ночью на звёздное небо, если облаков нет. По-хорошему, надо бы задержаться здесь, но график пресс-тура короткий, насыщенный, поэтому пьём чай у костра и спешим в путь. Изначально планировалось, что от Шумов мы пойдём до Кордона заповедника пешком, вдоль озера – это всего километр. Но в итоге госинспектора решили и на этом участке перевезти нас на лодке. Среднее озеро меньше Нижнего, но его вода имеет более насыщенный изумрудный цвет. Вскоре мы причаливаем к берегу и несём свои пожитки на кордон – наш приют на несколько дней.

На кордоне заповедника. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Знакомимся с бытом кордона. Аншлаг с описанием заповедника рядом с шестиугольным аилом визит-центра. Вправо к озеру – двухэтажный гостевой дом и навес с лавками и столом – тут живут учёные и волонтёры, когда приезжают в заповедник. На втором этаже домика я и выбрал себе место для ночлега на деревянных полатях – под крышей жила трясогузка и она улетала на ближнее дерево каждый раз, когда я выходил на балкон любоваться озером.

Прямо по тропе главное здание кордона – инспекторская, где выписывают пропуска, инструктируют. В нем есть небольшая гостевая комната. И только здесь можно зарядить свои телефоны или аккумуляторы для фотоаппарата – на домике есть солнечная батарея, которая питает и единственную здесь камеру наблюдения.

Впрочем, камера инспекторам не очень-то и нужна – мимо кордона туристам почти не пройти, а вне троп – тем более. Так или иначе, о нахождении человека на территории заповедника станет известно – о встреченных путниках сообщают и другие туристы. Штраф за посещение заповедника без разрешения большой, а цена пропуска не высока – некоторые оформляют его ещё в Усть-Коксе, большинство – на кордоне – это занимает пять минут. Получил, расписался, прослушал инструктаж – идёшь спокойно, зная, что о тебе помнят и не потеряют.

Везде есть указатели.
Везде есть указатели. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Если по какой-то причине турист останется на тропе – его выручат – либо другие туристы, либо инспектора, обеспокоенные пропажей зарегистрированного путешественника. Всех входящих и выходящих в заповедник считают по головам, каждый на учёте – когда ушёл, когда вернулся.

Учёт начинается ещё с Нижнего Мультинского озера, инспектора по рации сообщают друг другу о приближении людей к кордону. В целом, несмотря на первозданность мест и дикую природу, участок Мультинских озёр это небольшой, замкнутый и ограниченный горами мир – местные знают своих, а пришлых, которых через кордон проходит за год не больше 2 тыс. человек, включая учёных заповедника и волонтёров, всегда приметят и учтут.

За инспекторским домиком аил проживания инспекторов, баня, дровяник и тропа. На тропу мы выйдем завтра, а сегодня готовим ужин на костре, разговариваем, наблюдаем за выходящими из заповедника людьми. В основном ходят группами – одиночек мало. Иногда это сборная группа под руководством проводника, который несколько раз за лето водит на озера людей, купивших пешеходный тур. Больше всего, по их словам, людям нравится возвращаться с озёр в предвкушении бани – это мобилизует идти. Проводники из турфирм жизнерадостны, общительны, какими и должны быть. Сами они из Новосибирска, Красноярска, Москвы, Бийска, но лето проводят на озёрах – это их работа – водить группы. Нянчится с туристами, готовить им еду, помогать ставить палатки.

Туристов в заповеднике немало.
Туристов в заповеднике немало. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Другой тип посетителей заповедника – семьи. Совсем грудничков в поход не берут, но школьники встречаются. Папы, мамы, дети, дяди, тёти. Иногда в усечённом составе – пока часть большой семьи готовит на привале перед кордоном или за ним пищу – более сильная часть семейства бегает налегке к озёрам.

Стараниями инспекторов заповедника и до кордона и после обустроены площадки для отдыха, ночлега, приёма пищи. Главная – на пересечении рек Мульта и Поперечной откуда расходятся дороги на Верхнее и Поперечное озеро. Там есть навес, под который можно поставить две палатки, костровища со столами и лавками, указатели, туалет типа «скворечник». Такие же туалеты есть до развилки. Так же до – места для стоянок – иногда небольшая площадка на развилке занята и тогда проще разбить лагерь пораньше, в более светлом и просторном, но тоже обустроенном месте. Большие группы с гидами так и делают.

Горностай на кордоне

Вскоре выясняется, что на кордоне поселилась самка горностая со своими детёнышами. Юные зверки проявляют любопытство и в итоге мы видим, как они выглядывают из под доски настила. На следующий день после нашего появления самка перенесла детишек на новое место – подальше от кордона, наверное, ей показалось слишком многолюдным наше пребывание. Зато с её уходом активизировались бурундуки, которые ранее боялись показываться горностаю на глаза. Утром рассмотрели мишку, который топал по своим делам по скалам на противоположной стороне озера. Вообще зверье попадается на глаза в заповеднике регулярно – в основном мелкое, бурундуки как обыденность, но нам удалось разглядеть и косулю – так же на другой стороне реки Поперечная – она посмотрела на нас и, отвернувшись, ушла в чащу.

Рассиживаться некогда – утром завтракаем и выходим к развилке. Тропа умеренно мокрая и грязная, в горах уже давно идут дожди – не проливные, но постоянные – покапает, перестанет, опять начнёт. Все лето.

Идём относительно налегке, только под рюкзаками, так как палатки забрасывает вперёд на конях один из инспекторов. На наше счастье на развилке навес с деревянным полом свободен – ставим свои палатки, оставляем рюкзаки и уж совсем налегке, с фотоаппаратами и дождевиками выходим к Поперечному озеру. Подъем, камни, жидкая грязь, множество ручьев, пересекающих наш путь, пару раз бредём по ним – большое спасибо резиновым сапогам. Местами, при переходе через курумники, приходиться очень тщательно выбирать, куда поставить ногу. Но и на тропе чаще всего приходится идти краешком – по центру чавкающая грязь грозится забрать сапоги себе в качестве трофея.

Вид по пути на Поперечное озеро живописный – часто останавливаемся и фотографируем красоты, хотя пасмурная погода делает кадры менее выразительными. Весь путь на озеро – с подъёмами, спусками, переходами по камням показался мне в целом более интересным, чем путь на озеро Верхнее на следующий день. Это субъективное ощущение, но то, что объективно – водопад на середине пути. Большой, шумный, водный, но не грозный, а вполне уютный. Рядом с ним, наверху – привал, обустроенный, с лавками и столом.

Для туристов построили мостики.
Для туристов построили мостики. Фото: АиФ/ Константин Ермолин

К чести Катунского заповедника, усилиями инспекторов, которые в свободное время обустраивают туристический маршрут и отдела экологического просвещения, привлекающего к обустройству волонтёров, ведущего разъяснительную работу – везде чисто. След человека есть только на тропах, причём буквальный – след от обуви. Никакого мусора на всем протяжении маршрута нет – туристы, видя такую заботу о них, обустроенные привалы и площадки, стараются вести себя прилично и красоту природы фантиками, пакетами, бутылками не нарушать. Большая работа заповедника по популяризации края озёр и водопадов, привела к тому, что на них ходить «просто посмотреть» стали местные жители. Обычно местные не ходят просто так, вся их жизнь и интересы связаны с хозяйственной деятельностью. И хотя они живут рядом с озёрами, хозяйствовать в верховьях Мульты особенно не с чем – далеко, трудно, не экономично. Исключение составляли школьники, для которых поход на озера был частью мероприятий выпускных старшеклассников – аналог «Алых парусов» в Петербурге. А сейчас на озера потянулись и взрослые.

Когда мне кажется, что тропа никогда не кончится, забираемся на очередной камень и видим озеро – большое, в форме гитары, изумрудное. Это Поперечное.

Долго насладиться видами не удаётся – усилился дождь, и мы прячемся под крону большого кедра. Но все равно мокнем, мёрзнем, хочется спать. Когда небо немного прояснилось – делаем ещё пару снимков и идём обратно. Успели до очередного дождя, приготовили ужин на костре, немного посидели и рано-рано залегли спать. Какой уютной показалась палатка. Дом, милый дом.

Дар духам

Утро среды. Не спеша завтракаем и выходим опять налегке на Верхнее Мультинское озеро. Тропа долго идёт низиной и лишь на конечном участке уходит вверх сразу к озеру. Навстречу попадается одинокий турист в столь ранний час идущий уже обратно. Позже понимаем, что человек ночевал на озере, на месте оборудованного привала, хотя ночевать там нельзя – нужно всегда к вечеру возвращаться хотя бы к развилке. Ночующий человек может замёрзнуть и, вопреки расставленным предупреждениям, развезти костёр. Этот не разводил, но всё же поступил неправильно – ночью в заповеднике своя жизнь и звери привыкли, что человек ночует на своих стоянках, которые они обходят стороной.

Фото: АиФ/ Константин Ермолин

Выйдя на озеро, рассматриваем коряги, которых полно по берегу и проходим по берегу дальше – ближе к множественным мелким водопадам, текущих со склонов ручьев. Гидрографических объектов в заповеднике много – озера, реки, водопады. Некоторые из них есть на карте, но подобраться к ним не просто. Инспектора на конях иногда заезжают к этим безымянным озёрам, которым дают условные обозначения для себя. Например, озеро Паука – на высокогорном водоёме, которое не видно ниоткуда снизу стоит чёрный камень, напоминающий паука. А справа от развилки озеро Девчат – но туристы туда не ходят – нет троп и утверждённого маршрута. Вот такие ручейки, возникающие после дождей, конечно, никем не учитываются и не считаются. Через озеро водопад Томич – это объект постоянный. Растения, млекопитающие в заповеднике изучены хорошо, а вот мир насекомых или животный мир озёр ещё ждёт своих исследователей. Да и птицы не все определены – раздолье для бердвотчеров.

Доходим до камней, по которым ползти уже рискованно – камни большие, щели между ними широкие, ещё и дождь накрапывает. Находим правильный кедр на правильном месте, рвём чистый кусок белой ткани на тонкие полоски и повязываем на ветки кедра с восточной стороны. Не проходит и пяти минут, как из-за туч выходит солнце, дождь прекращается – хорошая погода сопровождает нас весь оставшийся и следующий день. Общение с местными духами – такая тонкая материя, подвластная в полной мере только алтайцам с их бережным, почти семейным, обращением с природой. Потомки русских староверов, которых так же много в Горном Алтае, в том числе в Мульте, так же стараются не брать от природы лишнего, хотя к духам напрямую не обращаются.

Радостные возвращаемся обратно. Навстречу попадается та самая молодая пара москвичей, которая приехала в Усть-Коксу на мотоцикле – они все же решили увидеть Мультинские озера и, оставив транспорт в селе, пешком идут к Верхнему озеру.

На развилке собираем палатки, вещи и трогаемся в обратный путь. На кордоне подоспела баня и вкусная классическая уха – только из рыбы и лука. Ни картошки, ничего другого, но, кажется, вкуснее уху в жизни не ел.

Фото: АиФ/ Константин Ермолин

За ужином беседуем о Катунском заповеднике – в этом году ему исполнилось 25 лет. Первую идею о его создании высказал на заседании Российского географического общества в 1917 году Вениамин Семенов-Тян-Шанский – сын известного путешественника, сам известный учёный. Он предложил тогда создать в России 20 заповедников, в том числе Алтайский горный парк в пределах Катунского хребта. Но тогда идею не поддержали. Вернулись к ней в 70-ые годы – важно было наладить охрану флоры и фауны высокогорных территорий. Но реальное решение о создании заповедника приняли только в 1991 году. Начиналось всё с трёх человек – двух научных сотрудников и директора, тоже учёного. Но уже через четыре года на кордоне Мультинского участка начали строить домик, а в 1997 году летнее проживание инспекторов на нем стало постоянным – вахтами по 10 дней. Помимо Мультинского участка у заповедника есть ещё два – Катандинский и Верх-Катунский – всего на территории трех участков работает 30 госинспекторов. Мультинский участок – самый доступный для туристов, поэтому и популярный. Остальные участки, хотя там тоже есть утверждённые туристические маршруты, посещает в год не больше 100 человек.

На следующее утро путь обратно – лодка, переход к Нижнему озеру, опять лодка, возвращение к людям, с той только разницей, что вместо «шишиги» УАЗ с военными мостами. Ночуем в Усть-Коксе на центральной усадьбе заповедника и выезжаем домой в Барнаул. Четыре дня на озёрах, множество впечатлений. Сюда хочется вернуться, но уже никуда не спешить. Жизнь – это не годы, а впечатления, а тут их даже не сходя с места можно получить много.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах