Примерное время чтения: 7 минут
3157

Связала и сняла на видео. В Барнауле едва не посадили мать, спасавшую сына

Сейчас ребенок снова с матерью.
Сейчас ребенок снова с матерью. Из архива героя публикации

Жительница Барнаула Елена провела 18 месяцев в браслете под домашним арестом. Все это время она не могла общаться с детьми. 47-летнюю женщину обвиняли в страшном преступлении – измывательстве над десятилетним сыном. В материалах обвинительного заключения, а потом в СМИ описывались ужасы, от которых мурашки по коже. Мать там выглядела извергом и садистом, которая с самого рождения невзлюбила ребенка, издевалась над ним, выгоняя на мороз, связывала и избивала.

Прокуратура требовала для матери-одиночки 3,5 года лишения свободы и штраф. Однако на суде пухлое «дело» из 10 томов рассыпалось как карточный домик, а свидетели обвинения (опека, учителя, соседи, коллеги и т. д.) превратились в свидетелей защиты.

В итоге суды первой и второй инстанции признали подсудимую невиновной и закрепили за ней право на реабилитацию. Но прокуратура не успокоилась и подала жалобу в кассационную инстанцию, заседание которой назначено на днях. Корреспондент «АиФ» разбирался в подробностях этой непростой истории.

«Успокойте его сами»

Один из главных эпизодов, который сторона обвинения предъявила матери, - женщина связала ребенка. К материалам дела была прикреплена видеозапись с плачущим мальчиком, лежащим на диване. Тот, обращаясь к сестре, просил спасти его от мамы. Зрелище действительно производит гнетущее впечатление. Однако в процессе судебного заседания выяснилось, что за этим фактом скрывается не истязательство, а стремление матери спасти жизнь ребенка.

Врачи-эксперты, вызванные в суд, оценили действия мамы как совершенно верные в условиях аффективной истерики ребенка. «Психический взрыв» десятилетнего подростка случился после того, как мать забрала у сына сотовый телефон, из-за того, что тот не торопился в школу, увлекшись игрой. После этого Семен (имя изменено) стал крушить все вокруг, разбил компьютер, запрыгнул на подоконник, угрожая спрыгнуть из окна многоэтажки.

В тот момент мать позвонила в скорую (на суде была представлена запись обращения), рассказала, что у сына истерика, просила помощи, опасаясь, как бы ребенок не навредил себе. Врачи отказались выезжать, посоветовали успокоить сына самой. Только после этого мама обмотала руки и ноги ребенка пледом и шарфом, положив мальчика на диван. В тот же момент сняла сына на видео, чтобы отправить запись двадцатилетней дочери с просьбой о помощи. Когда та пришла, ее брат уже сам развязал руки. Вечером Семен извинился за свой срыв, пообещав выучить пропущенные уроки.

На следующий день Елена вместе со старшей дочерью и Семеном отправились в школу, рассказали о случившемся классной руководительнице. Та организовала встречу с психологом, во время беседы постарались разложить все по полочкам, после этого жизнь семьи вновь вошла в мирное русло. Также после случившегося по инициативе Елены был проведен консилиум с органами опеки. В тот момент женщина и подумать не могла, чем обернется этот эпизод…

«По семье проехались бульдозером»

Через несколько месяцев видео, снятое для внутрисемейного просмотра, оказалось в папке следователя. По версии мамы, в момент семейного конфликта с дочерью, запись на телефоне увидела ее бывшая приятельница-адвокат, которая, не вникая в суть событий, тут же засыпала возмущенными письмами полицию, следствие, прокуратуру.

После письма президенту с описанием «зверств» Елены, женщину среди бела дня арестовали на работе и поместили в ИВС, а затем под домашний арест. Испуганный Семен в тот же день был помещен в спецучреждение. После этого для каждого из них наступили адские дни.

По судебному решению, матери, сидящей дома в браслете, запрещалось общаться с детьми. Семен в это время сбегал с очной ставки, с допросов, от родни, его ловили и возвращали, он бежал снова. В какой-то момент его очередная аффективная истерика случилась как раз на глазах бывшей приятельницы Елены. И мальчика также пришлось связать. Но после этого ребенка предпочли отправить в психиатрическую больницу…

Медики (и психологи, и психиатры), приглашенные на суд, также стали свидетелями защиты. По мнению экспертов, разлука с матерью, многочисленные допросы, страх перед будущим негативно сказались на психике ребенка, имевшего и без того поведенческое расстройство.

По словам матери подростка, случившееся подорвало и ее здоровье, но самым страшным для нее за все это время была разлука с сыном.

«Елена пыталась через знакомых помогать ему, передавать вещи, беспокоилась о здоровье, - рассказала корреспонденту «АиФ» подруга семьи, мама шестерых детей. – Мы, знавшие ее как хорошую маму, были в шоке от происходящего, молились, чтобы этот ад закончился».

«По семье словно бульдозером проехали», - покачала головой одна из соседок.

Невиновна!

«В деле, которое сфабриковали против меня, с помощью бывшей подруги вырастали как грибы эпизоды издевательств,- рассказала Елена корреспонденту «АиФ». - Появились, к примеру, показания сотрудников, уволенных мной за дисциплинарные проступки, которые уверяли, что видели, как я била ребенка, привозя его к себе на работу. При этом моя бывшая приятельница даже наняла для этих свидетелей адвокатов».

По мнению женщины, к словам свидетелей защиты, рассказывающих про нее как про ответственную мать (которая ездила с детьми кататься на горных лыжах, водила на концерты всемирно известных исполнителей, записывала в секции, имела грамоты от школы и т.д.), следователь относилась скептически.

Когда дело отправлялось в суд, женщине инкриминировались сразу три статьи: истязательство, незаконное лишение свободы и ненадлежащее воспитание. Однако суды и первой и второй инстанции, внимательно изучив материалы дела, заслушав многочисленных свидетелей и экспертов, пришли к выводу о невиновности подсудимой.

Снова в капкане?

«Самым счастливым моментом для меня после судебных решений были объятия с ребенком, его радость от возвращения в свою комнату, - говорит Елена. - Ненавистный браслет был снят, но не оставляет ощущение, что нога до сих пор в капкане. Нашу семью не хотят оставить в покое…».

Пока мы разговаривали, Семен катался на велосипеде, потом подъехал со словами: «Они опять хотят отправить меня в детдом, а маму в тюрьму». В глазах подростка читался испуг.

По решению судов первой и второй инстанции Елена имеет право на реабилитацию. Если оправдательный вердикт устоится, то прокурор края буден обязан извиниться перед бывшей подсудимой. Однако пока прокуратура вместо извинений подала жалобу в кассационную инстанцию, настаивая на переоценке фактов, которые уже были даны судом первой инстанции.

Прокуратура не соглашается с судебными выводами, к примеру, с тем, что связывая мальчика, мать предотвращала существующую на тот момент опасность, угрожающую его жизни и здоровью.

«Женщине необходимо было принять меры к недопущению конфликтной ситуации, а при возникновении реальной опасности устранить ее законными средствами», - сообщается в кассационной жалобе.

Сторона обвинения просит вернуть дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в новом составе

Защита, в свою очередь, прокомментировала эту жалобу так: «Выводы суда логичны, обоснованы, законны и справедливы. Переоценка доводов не является основанием для отмены или изменения приговора».

«Фразу "в интересах ребенка" в документах стороны обвинения я воспринимаю как неприкрытый цинизм, - говорит Елена. – То есть в интересах ребенка снова разлучить его с матерью выдернуть из уютного дома и отправить на новые круги ада?».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах