364

Смерть на высоте. Почему коммерческие туры чаще заканчиваются трагедиями

По словам альпиниста Максима Труфанова, горы – это всегда форс-мажор
По словам альпиниста Максима Труфанова, горы – это всегда форс-мажор / Максим Труфанов / Из архива героя публикации

Трагическая история, случившаяся недавно с группой альпинистов на Эльбрусе, прогремела на всю страну. Напомним, группа из 20 человек попала в шторм во время спуска с горы. 5 человек погибли. В настоящее время возбуждено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».  Корреспондент «АиФ» поговорил с алтайским альпинистом Максимом Труфановым и узнать его мнение о том, насколько опасны походы на этой горе и можно ли было избежать трагедии.

Максим Труфанов является единственным в Алтайском крае кандидатом в мастера спорта, выполнивший норматив мастера спорта по классическому альпинизму с советских времен. Он не раз бывал в горах Казахстана, Киргизии, Дагестана, Ингушетии, Тувы, Хакасии, Бурятии, Горного Алтая и Крыма. Новый 2020 год Максим встретил на пике Свободной Кореи в Киргизии, а в 2018 году упал в трещину на леднике при спуске с вершины Караташ в Актру. Восхождение на Эльбрус альпинист планирует зимой в 2021-2022 годах.

Кто виноват?

По словам эксперта, группы по восхождению делятся на спортивные и коммерческие. Спортивные группы проходят под эгидой федерации альпинистов России и министерства спорта. Данные о гидах и инструкторах хранятся в базе данных, все восхождения фиксируют в отчетах, а чрезвычайные ситуации расследуются комиссией федерации альпинизма.

Коммерческие группы создаются, как правило, различными турагентствами, которые нанимают не совсем компетентных инструкторов. И иногда происходит так, что в гору группу ведет новичок, который сам слабо понимает особенности восхождений. В итоге происходят несчастные случаи.

На наш вопрос о проверке гидов, Максим продемонстрировал базу данных федерации альпинизма:

«Здесь базы создаются строго и слаженно, гиды распределены по категориям, квалификациям и спискам, можно проследить уровень и навыки каждого».

Кстати, Федерация альпинизма также высказалась о профессионализме коммерческих гидов. Об этом пишут «Кавказ.Реалии» в интервью с руководителем PR-службы Федерации альпинизма России, инструктором по альпинизму Ириной Морозовой:

«Гидом может оказаться как профессионал, имеющий альпинистские разряды и дополнительную подготовку, так и любитель, совершивший несколько восхождений на Эльбрус или пик Ленина и не умеющий ни решать технические проблемы, возникающие в больших горах, ни грамотно управлять группой неопытных участников».

Стоит ли говорить, что коммерческий гид зачастую не может подтвердить опыт в федерации, а в горах в качестве проводника и вовсе никогда не был? Инструктор не знает техники спасательных работ, не имеет организационных навыков, но берет на себя ответственность за человеческие жизни.

«Подобное, к сожалению, встречается. Есть фирмы, в которых работодатель не до конца понимает тонкостей в альпинизме. Он просто хороший бизнесмен – и все. И он думает, что нанял профессиональных гидов, они будут хорошо выполнять свою работу», – говорит Максим Труфанов.

Палка о двух концах

В то же время важно понимать: даже профессиональный гид может растеряться. Бывали случаи, когда клиенты «давили» на своих инструкторов и просили вести их дальше на вершину, игнорируя сильный ветер, являющийся предвестником пурги.

«А гид коммерческой группы в подобной ситуации и вовсе оказывается меж двух огней. Если он не доставит клиентов на вершину, то не получит зарплату. Поэтому у коммерческих гидов в этом случае самое незавидное положение», – комментирует Максим Труфанов.

В итоге чаша весов с деньгами перевешивает человеческую жизнь. И часто провоцируют это сами участники тургрупп, которые не являются профессионалами и, не понимая всей опасности, требуют довести их до вершины, они же за это заплатили деньги.

Уровень принятия риска

По словам Максима Труфанова, горы – это всегда форс-мажор. И даже у профессионалов бывают проблемы. Есть такой термин – сходный уровень принятия риска в группе. По сути это осознание именно того порога опасности, за который выходить нельзя.

«Это один из главных моментов. Как показывает практика, адекватный уровень принятия риска есть только в спортивных группах», – добавляет Максим.

Спортсмены-альпинисты четко понимают, когда нужно без паники и страха принять ситуацию, остановиться и подождать, а когда – продолжать идти. От уровня принятия риска зависит слаженность команды, ее подъем на вершину и благополучный спуск без потерь.

В коммерческих группах уровня принятия риска нет. И даже если гид – человек психологически подготовленный к экстренным ситуациям, то клиенты, как правило, нет. Неблагоприятные условия застигают альпинистов врасплох, и зачастую клиенты просто сдаются.

«У одного альпиниста начинается паника во время пурги и человек падает без сил. Другой же действует более спокойно: ставит палатку, копает нору, прячется и пережидает непогоду, – рассказывает Максим Труфанов. – Я вас уверяю, что даже в пургу можно не просто выживать, а жить, существовать и пить чай с коньяком для снятия напряжения и хорошего сна».

Стечение обстоятельств плюс человеческий фактор

Максим Труфанов убежден: горы – явление непредсказуемое. Там может произойти все, чего не ожидаешь. Так, альпинист привел в пример сход лавины на промежуточный лагерь пика Ленина в Киргизских горах в 1990 году. Тогда под снегом погибло 43 человека.

В нынешней истории на Эльбрусе, по мнению эксперта, роль сыграли стечение обстоятельств и человеческий фактор.

«Люди просто не были готовы к таким условиям. Более того, Эльбрус – потенциально опасный район и отправляться на гору в плохую погоду – не самое лучшее решение альпинистов. Некоторые же остались в лагере, не пошли. Другие решили испытать судьбу, видимо, думали, что проскочат плохую погоду. Тут нет ничьей вины, это стечение обстоятельств. Люди деньги заплатили. Гиды повели поход, надеясь на хорошую погоду. Но хорошая погода не случилась», – резюмирует Максим.

Проблема коммерческих групп заключается в том, что люди полностью полагаются на гидов.

«Но гиды – не волшебники. А в горах в период выживания каждый сам за себя. Именно поэтому некоторые принимают мудрое решение – вовремя развернуться», – считает наш эксперт.

Кстати, в подобной ситуации был и сам Максим в Киргизских горах. Когда после неудачного восхождения на гору Байлян-Баши по маршруту Мансурова в районе Ала-Арча ночью попал в пургу в 30 метрах от небольшой высокогорной хижины.

«Видимость была нулевая. Фонарик освещает только 1 метр перед тобой. Луч света теряется. Мы тогда чуть не замерзли. Но приложение в телефоне поймало GPS, и мы вышли к хижине. Зашли туда, а там народу очень много. Решили переночевать в палатке на улице. Были готовы к непогоде, была палатка, спальные мешки, продукты, газ. А утром отдохнувшие спустились. Через год все-таки покорили эту вершину», – рассказал Максим.

Но нужно понимать, что в таких ситуациях другие неопытные туристы остаются в горах навечно. Снятие тел погибших с гор – опасное и затратное дело. Так, например, на Эвересте до сих пор останки альпинистов служат восходителям своеобразным сигналом: идти дальше или развернуться, посмотрев на погибших.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах