aif.ru counter
1095

Потомок командора Витуса Беринга: «Если мы приносили присягу, то навсегда»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. "АиФ-Алтай" 25/05/2017
Марат Беринг
Марат Беринг © / Марат Беринг / Из личного архива

Иностранцам всегда благоволили в России. Особое уважение вызывали иностранные ученые, инженеры, архитекторы и моряки. Активная работа с чужеземцами отмечена все-таки при Петре I. За границей царь искал молодых выпускников европейских морских училищ для службы на русском флоте. Среди них был и Витус Беринг.

О служении родине, о воспитании молодого поколения с потомком одного из величайших русских исследователей и первооткрывателей Витуса Беринга беседовала корреспондент АиФ-Алтай Елена Чехова.

То, что он – военная косточка, видно сразу. И даже не по камуфляжной форме, а по особой осанке, степенности и безупречной опрятности. Таким и должен быть потомок великого русского командора Витуса Ионассена (Ивана Ивановича) Беринга.

«Мои прадеды, если приносили присягу, то раз и навсегда. Почему я остался в России? Ведь была возможность жить и в Белоруссии, и в Узбекистане. Но так как единственная Россия сказала, что она правопреемница СССР – страны, которой я присягал, – то и приехал жить в Россию. Присягу второй раз давать кому-то я не собирался», – говорит офицер-воспитатель бийской кадетской школы Марат БЕРИНГ.

Чем ценна фамилия?

Елена Чехова, АиФ-Алтай: Марат Талгатович, вы интересовались своей родословной?

Марат Беринг: Мне в детстве и юности намекали, что мы, возможно, идём от того самого Беринга. Но бабушка всё же старалась это не афишировать: поколение, которое прошло репрессии, старалось не говорить ничего лишнего. Ну, а когда настали другие времена, то, конечно, стали интересоваться своими корнями. Достали документы, какие сохранились в семье. Но глаза открылись, когда в 90-х годах пригласили в Москву, где на ВДНХ была открыта экспозиция о репрессированных по Узбекистану. Там было довольно подробно рассказано о моём деде Владимире Михайловиче. У организатора выставки мама поинтересовалась: можно ли установить, идёт ли наш род от Витуса Беринга? Он нас познакомил с Элиной Завадской, которая как потомок Беринга занималась составлением генеалогического древа рода. Когда мама показала ей наши грамоты, Элина чуть на шею ей не бросилась! Оказалось, наша семья – одна из немногих фамильных «веток», о существовании которой знали, но никак не могли найти. Она идёт от старшего сына Витуса Беринга Иона. Интересно, что в ней все старшие сыновья шли по военной карьере, были офицерами сухопутной армии или военно-морского флота. Наиболее высоких чинов достиг мой пра-пра-прадед Михаил Антонович Беринг – он был генерал-майором.

Владимир Михайлович со своими родителями.
Владимир Михайлович со своими родителями. Фото: Из личного архива/ Марат Беринг

– Репрессированный дедушка тоже был военным?

– Да, служить начал ещё во время первой мировой войны. После революции служил в Красной Армии, командовал пулемётным взводом, потом был заместителем командира роты. С 1928 года после окончания инженерной академии РККА работал на некоторых конструкторских заводах. Перед арестом у него было звание полковник, он был главным конструктором «Орудийного завода» или знаменитого артиллерийского завода №8 в Подлипках. Дед разработал пушку К-19, которая стала прообразом знаменитой «сорокапятки». За работу над К-19 деда в 1933 году наградили орденом Красной Звезды, дали квартиру в элитном доме, пригласили на торжественный приём к Сталину. А через три месяца его арестовали как врага народа и отправили в Бутырку. В тюрьме из конструкторов-«врагов» создали группу, которая должна была усовершенствовать пушку. Одновременно на воле для этой же цели была собрана другая конструкторская группа. При испытании двух образцов полностью выиграла та пушка, которую представили конструкторы из Бутырки. Все ждали, что их либо освободят, либо сократят сроки. Но не дождались. Деду дали 10 лет без права переписки. Он долгие годы мотался по лагерям, в том числе и по всей Сибири. В 1935 году его отправили в Дудинку. Два года в Норильлаге он был начальником мастерских. Отовсюду, где бы ни был, он через бабушку присылал разработки в бывшее своё конструкторское бюро в Подлипках. В том числе предлагал совершенно новационную для того времени разработку, возможно, связанную с ракетно-пушечным вооружением. Во всяком случае Сергей Павлович Королёв впоследствии возглавил именно это конструкторское бюро. И занималось оно ракетами. Ну, а моего деда в 1937 обвинили в саботаже и расстреляли...

– Наверное, сегодня многие не поймут такое беззаветное служение власти, от которой человек претерпел столько лишений…

– Думаю, что для тех людей это было нормально. Да и служили они не власти, а стране.

С кем пойти в разведку?

– Что же было с семьёй?

– Друзья деда помогли переехать в Питер, а потом потихонечку перевезли в Узбекистан, где жила сестра Владимира Михайловича, которая и приютила «беглецов» в сарайчике. В одном из последних своих писем дед написал бабушке: «Постарайтесь наладить свою жизнь». Бабушка так и не сказала, отказывалась она от него или нет, как был оформлен их развод... Но семья его ждала долго. Лишь в начале 50-х бабушка вышла замуж за Николая Григорьевича Елкина, которого я помню и считаю своим дедушкой. Он сразу сказал: «Если Владимир будет жив, то стоять между вами не буду». Но в 1953 году стала известна участь расстрелянного деда, а в 1958 году он был полностью реабилитирован.

– А как вы сами выбрали военную стезю?

– Конечно, первый порыв был, когда я узнал о судьбе Владимира Михайловича Беринга. К тому же третий муж моей бабушки (он был другом её второго мужа) – полковник, всю жизнь служил в армии, в последние годы преподавал в академии имени Жуковского. Видимо, пример, который перед глазами, сыграл роль.

– Наверное, воинское служение у вас генетически передаётся в роду?

– Может, и генетически. Сын у меня уже подполковник. Единственное, что внук может не поступить в военное училище из-за зрения. Но он сказал, что если так случится, то будет поступать в такое учебное заведение, чтобы потом работать на военном заводе.

– А как вы оказались в Бийске, стали воспитателем кадетов?

– После увольнения в запас проехался по некоторым сибирским городам, чтобы определиться, где жить. Понравился Бийск. На улице увидел – ребята в форме бегают. Когда вставал на учёт в военкомате, спросил, откуда здесь кадеты? Оказалось, что уже семь лет кадетская школа здесь существует. Мне дали её адрес. Пришёл, побеседовал с директором и через 2 месяца вышел на работу.

– Современные ребята для военной службы пригодны?

– Если брать мой нынешний девятый класс, то с 95% этих ребят я спокойно в бой бы пошёл. А из этих 95% я бы с десятью-пятнадцатью спокойно в разведку пошёл.

– После школы многие из них связывают жизнь с армией?

– В прошлом году примерно 70% выпускников. Но не только с армией, а и с военно-промышленным комплексом. Привилегий при поступлении у них нет, но есть опыт военной дисциплины, собранности, выдержки, уставных отношений. Недаром многие из них практически сразу получают сержантские звания.

Что открыла экспедиция?

– Совсем недавно вы с кадетами прошли часть пути двух Камчатских экспедиций своего знаменитого предка Витуса Беринга. Как это стало возможно?

– В ноябре прошлого года в Барнауле проходила выставка «Открой для себя командора» от Русского географического общества. Там я познакомился с Ильдаром Юнусовичем Маматовым. Он и рассказал о проекте «Маршрутами Великой Северной экспедиции». Пригласил поучаствовать. От школы поехали семь кадетов. И это были не самые легкие дети. Но они достойно представили и школу, и город, и край.

– По каким местам проходил этот маршрут?

– По уральской части, по местам стоянок первой и второй экспедиций Беринга в городах Оса, Кунгур и Соликамск. Единственный город, который мы посетили в рамках проекта, но в котором не были участники экспедиции Беринга, – это Пермь, столица края. Нужно сказать, что мы прошли этот маршрут первыми, и в городе Оса в честь такого события посадили первое дерево будущей аллеи участников данного проекта. Съездили очень хорошо. Столько интересного увидели, посетили много музеев, познакомились с интересными людьми. Вообще поездка оказалась многоплановой: и образовательной, и исторической, и военно-спортивной, и даже профориентционной. После неё двое наших выпускников решили ехать поступать в учебные заведения Пермского края – в кадетский корпус Нацгвардии в Усть-Качке и в Пермский госуниверситет. Ну, а осенью уже мы в своей школе будем встречать гостей: пермякам настолько понравились наши кадеты и их рассказы о Бийске и Алтайском крае, что они решили приехать сюда.

– А у проекта по следам Северной экспедиции будет продолжение?

– На 2018 год нас пригласили пройти на парусно-гребном судне часть пути экспедиции Беринга от Волги, потом в Каму и до Осы.

Марат БЕРИНГ
В 1973 году поступил в Ташкентское высшее общевойсковое командное училище имени Ленина. После его окончания в 1977 году направлен в Прибалтийский военный округ. Проходил службу также на Дальнем Востоке, Камчатке, Узбекистане, Туркмении, Новосибирской области. Уволился в запас в 2005 году. Воинское звание – полковник.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах