aif.ru counter
639

Потеря репутации. Китай может отказаться от закупок российского мёда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. "АиФ-Алтай" 10/05/2017
В алтайском мёде обнаружены остатки запрещенных в Китае веществ: фурацилина, метронидазола, хлорамфеникола, фуразолидона.
В алтайском мёде обнаружены остатки запрещенных в Китае веществ: фурацилина, метронидазола, хлорамфеникола, фуразолидона. © / Фото: Ирина Якунина / АиФ

Китай может отказаться от закупок российского мёда. Причина – алтайский мёд, который хотели ввезти в страну.

Как сообщают в Россельхознадзоре, государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину выявило в экспортной российской продукции остатки веществ, запрещённых для использования в Китае – целый ряд антибиотиков.

Забракованная продукция была поставлена в Китай компанией с Алтая. Китайское санитарное ведомство предупредило, что в случае повторных нарушений может быть введён полный запрет на ввоз продукции пчеловодства из России.

Разные нормы

По мнению руководителя отдела сбыта «Медовика Алтая» Сергея Нелюбова , которое приводит информационное агентство «Банкфакс», причиной инцидента стало несоответствие российских и мировых требований к мёду. У нас контроль вредных веществ ниже, а сертифицированных лабораторий, которые могут работать с учётом требований иностранных экспортёров, мало.

Факт
Почти 200 тыс. пчелосемей в Алтайском крае производят более 8 тыс. тонн мёда в год. 92% ульев в крае принадлежит частникам.
Компания начала поставлять мёд в Китай давно и за последние четыре года отправила за рубеж около 500 тонн мёда – как алтайского, так и из других регионов России. До сих пор проблем не возникало, но то, что они могут возникнуть, в компании подозревали. Предприниматели задавали вопросы Россельхознадзору и администрации Алтайского края. Озвучивалась проблема, что в стране содержание антибиотиков в мёде либо вообще не нормируется, либо нормативы, по сравнению с западными стандартами, завышенные. Но до сегодняшнего дня бизнесменов никто не слышал.

Да и технические возможности алтайских лабораторий несравнимы с китайскими. Как уверяют бизнесмены, в крае минимальный выявляемый порог содержания в продукции левомицетина – 0,2 мкг на килограмм. А в Китае максимально допустимая концентрация вещества – 0,1 мкг. Нитрофураны выявляются при концентрации выше 1 мкг. А разрешённая в Китае норма в пять раз ниже.

Чем сберечь пчелу?

Антибиотики очень выручают пчеловодов. В условиях продолжительных зим пчёлы болеют часто и многим. Не лечить их – потерять. В 2015 году многие пасеки в Чарышском районе Алтайского края накрыл азиатский нозематоз – уже летом пчёлы начали погибать, хотя сразу это не было заметно, только ближе к осени можно было обнаружить почти полностью пустые ульи. По словам пчеловода из села Чайное Валерия Тягунова , в долине реки Чарыш азиатский нозематоз появился в 2014 году, за год заболевание добралось и до отдалённых сёл – пока пчеловоды сориентировались, приняли меры, много пчёл потеряли. А потеря даже 10% рабочих пчёл может привести к снижению медосбора на 40%.

Одним из методов лечения нозематоза является кормление пчёл лечебным сиропом с антибиотиком фумагиллин.

Другое дело, что качество мёда, его потребительские свойства от того, что пчёл лечат антибиотиками, меняется мало – концентрация лекарства в конечном продукте ничтожна. Но лабораторно следы лечения выявить можно. Западные пчеловоды пользуются препаратами, которые не выявляются, а наши – теми, что есть под рукой. Поэтому российские требования к мёду и иностранные сильно отличаются.

Битва за мёд

Мёд для Алтая всегда был особенной темой. В советское время были и совхозные пасеки, но в значительной степени производство мёда было частным делом. В предгорном Чарышском районе, к примеру, ульи стояли во дворе почти любого дома. Но уже тогда мёд был разным по качеству, были и те, кто в погоне за длинным рублём его подделывал.

В новейшее время тяга к заработку на пчёлах только усилилась. Мёд с Алтая стал так же популярен в европейской части России, как и башкирский мёд. Краевая власть, в поисках поводов для гордости, не могла обойти мёд стороной. Качество, вкус, полезность алтайского продукта превозносились на многих официальных мероприятиях.

Но достаточно скоро выяснилось, что под видом популярного алтайского мёда по стране продаётся нечто похожее на него, но не имеющее к Алтаю никакого отношения. Возможным решением виделось выявление уникальных свойств именно алтайского мёда и регистрация товарного знака. Власть поддержала создание бренда «Алтайский мёд», но споры о том, как определить, что данный мёд именно алтайский, продолжаются до сих пор. По одной версии, достаточно спектрального анализа продукта, по другой – происхождение алтайского мёда можно определить только по его пыльцевому и биохимическому составу. Чтобы законно использовать торговую марку «Алтайский мёд», сейчас нужно вступить в кооператив, который им владеет, либо подать пакет документов в Роспатент и заплатить госпошлину за подтверждение места происхождения товара.

Споры о том, кто может использовать товарный знак и какой именно мёд можно считать алтайским, продолжаются. Пасечников в крае много, и каждый по своему решает вопрос рентабельности и своей репутации. В итоге даже настоящий по происхождению алтайский мёд оказывается очень разного качества.

В ситуации с претензиями китайской стороны к алтайскому мёду выходов несколько. Можно добиваться соответствия продукта требованиям, а можно просто забыть про официальный импорт. В конце концов, можно перепродавать мёд казахстанцам, у которых сотрудничество с Китаем выстроено на другом уровне.

Мнение эксперта

Председатель краевого кооператива «Алтай – медовый край» Юрий Богуславский:

– «Алтайский мёд» никто не должен выпускать кроме членов кооператива «Алтай – медовый край», потому что есть бренд «Алтайский мёд», и он зарегистрирован. Но есть много фирм, которые, используя название «алтайский мёд», пытаются взять любые меда без проверок и отправить их в Китай. Почему сами китайцы пропускают такие меда? Мы своим советуем продавать мёд китайцам здесь – пусть они сами проверяют логистику, ветеринарию. Это исключает многие риски.

Проблема с антибиотиками существует, она не надуманная. У пчёл столько болезней, что если не лечить – они гибнут. Но влияет человеческий фактор. В принципе, если лечить антибиотиками по правилам – осенью пролечил, а за зиму произошёл распад лекарства – всё будет нормально. Но люди гонятся за прибылью. И выкачивают мёд из корпусов, где концентрация антибиотиков выше, выкачивают мёд в тару, которая не проверена и не продезинфицирована.

Так-то мёд у нас замечательный, качественный. Но нынешняя ситуация с Китаем – это репутационые потери для края и для бренда «Алтайский мёд». И сейчас нам придётся доказывать, что алтайский мёд – самый лучший мёд в мире. Хотя это мы уже не раз доказывали на различных ярмарках и выставках.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах