Примерное время чтения: 7 минут
314

Отпуск в операционной. Как алтайский хирург помогал врачам Мариуполя

Хирург работал в больнице на протяжении месяца.
Хирург работал в больнице на протяжении месяца. / Александр Смирнов / личный архив

«Это был сознательный поступок», - говорит детский хирург алтайской Республиканской больницы Александр Смирнов, который взял отпуск и на месяц уехал работать добровольцем в больницу Мариуполя. Не за деньги, не за славу, а просто так – по рвению души. О своей поездке Александр рассказал корреспонденту altai.aif.ru.

На страх и риск

Анна Тиль, altai.aif.ru: Александр, расскажите, почему вы решили поехать на Донбасс?

Александр Смирнов, врач-хирург детского хирургического отделения «Республиканской больницы»: О возможности поехать врачом в ДНР я узнал от своего коллеги, профессора АГМУ Андрея Гурьянова, который был там ранее. Мы с ним созвонились, обговорили все моменты, я узнал подробнее о поездке и понял, что тоже хочу помочь. Решил, что поеду во время планового отпуска, он как раз выпадал на сентябрь-октябрь. В начале сентября мы с моим коллегой-хирургом из Барнаула Дмитрием Шаляпиным до Москвы добрались на самолете, а далее сели на поезд до Ростова-на-Дону. Изначально планировалось, что мы будем вместе работать в Луганске, но почти в последний момент выяснилось, что нужен детский хирург в Мариуполе, и мы разделились: Дмитрий поехал в Луганск, я – в Мариуполь.

Александр в Мариуполе. Фото: личный архив/Александр Смирнов

- Не страшно было?

- Да нет, все риски я знал заранее.

- Родные были в курсе, куда вы едете?

- Особо никому не распространялся. Даже на работе никому не сказал, но коллеги увидели сюжет о гуманитарной помощи Мариуполю, я там давал журналистам комментарий.

Люди остаются людьми

- Когда вы приехали в Мариуполь, что увидели?

- В городе очень сильные разрушения, на тот момент работало лишь одно медучреждение – больница интенсивного лечения, и то в ней разрушена часть корпусов. Но восстановительные работы активно ведутся: рядом с больницей строят новые больничные корпуса, которые будет оснащены всем необходимым для лечения пациентов.

Разрушения в Мариуполе. Фото: личный архив/ Александр Смирнов

- Как вас принял коллектив учреждения? В каких условиях приходилось работать?

- Условия? Ничего непреодолимого нет. Основное для лечения есть, но, конечно, оборудование пострадало во время боевых действий, лекарства привозят. Больше хочется сказать про людей. Вы бы знали, как весной приходилось работать местным врачам: заведующий отделением хирургии Вадим Чайка, завотделением гнойной хирургией Андрей Павлов, хирурги Михаил Антоненко и Елена Воловод – все они оставались на своих постах и помогали людям, пока в городе шли ожесточенные бои. Они ночевали в операционных. Это крайне самоотверженные люди. Доктора практически жили в больнице, у большинства из них дома оказались разрушены.

Вадим Чайка и Александр Смирнов. Фото: личный архив/Александр Смирнов

Когда я работал в Мариуполе, в городе уже было более-менее спокойно – линия фронта была за 40-60 километров.

- Но, тем не менее, сказать, что в городе совсем безопасно еще нельзя?

- Да, так и есть. Еще работает ПВО, отдаленно слышны разрывы снарядов. Бывало, что засыпал и даже не слышал, как ночью что-то взрывалось.

- Каково врачам работать в такой обстановке? Руки не трясутся от таких звуков?

- Нет, просто не обращаешь внимания на звук и полностью сосредотачиваешься на работе.

- Каких пациентов вы лечили в больнице?

- Так как я специализируюсь на детской хирургии, то в первую очередь, конечно, лечил детей. Тяжелораненых, к счастью, при мне не было, в основном были характерные детские заболевания вроде аппендицита и травмы легкой и средней степеней тяжести. Когда все дети были приняты, я шел помогать коллегам со взрослыми пациентами. Привозили и гражданских, и военных. Здесь уже были осколочные и минно-взрывные ранения.

- А где вы жили в Мариуполе?

- Мы с другими приезжими врачами жили там же – в больничных палатах, размещались по четыре человека в комнате.

- Как думаете, эта поездка дала вам какой-то особенный опыт?

- Бесспорно. Такой опыт в мирное время не получишь. Тем более, что я работал рядом с искусными хирургами.

Александр Смирнов в Мариуполе. Фото: личный архив/ Александр Смирнов

Про местных жителей

- Как к вам относились местные жители?

- Очень гостеприимно, бывало, что угощали – был как раз сезон винограда. Коллеги на работе иногда делились блюдами местной кухни, спрашивали: «Ну как тебе?», ждали реакции, но я практически все уже пробовал – у меня бабушка с Украины.

- Как думаете, чего людям в этих регионах сейчас больше всего не хватает?

- Да много чего. В основном, не закрыты бытовые вопросы – жилья особенно касается. Но поставки гуманитарной помощи продолжаются, Россия очень помогает. Люди там надеются и верят в нас, и мы обязаны им помочь.

- Что вас больше всего удивило в Мариуполе?

- Люди. Несмотря ни на что, они продолжают оставаться людьми.

Возвращение домой

- Вы бы хотели отправиться в Мариуполь еще раз?

- Были такие мысли, но я не мог остаться – дома работа, сын. Но если нужно будет вновь помочь – я поеду. Вообще я бы хотел увидеть Мариуполь, когда его полностью восстановят.

- А вам за поездку полагалась какая-то выплата?

- Нет, я ездил добровольцем, не от Минздрава. Всю поездку я оплачивал сам, зарплату мне не платили.

- Когда на работе узнали, где вы провели свой отпуск, как отнеслись?

- Кто-то жал руку, а кто-то смотрел косо, странно, непонимающе. Я не считаю себя героем, просто хотел помочь тем, кто нуждался в помощи.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах