aif.ru counter
470

Лариса Кобяшева: «Покатушки» на лошади – это не иппотерапия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ-Алтай" 01/07/2015
Виктор Крутов / АиФ
Барнаул, 7 июля - АиФ-Алтай.

– Сегодня большая проблема – кадры, – считает Лариса КОБЯШЕВА, хозяйка конно-спортивного клуба из Барнаула. – Любой, кто худо-бедно держится в седле, может назвать себя инструктором по верховой езде. Некоторые даже величают себя тренерами. А иные осмеливаются называться берейторами. И ещё есть те, кто представляется иппотерапевтом…

Вся жизнь Ларисы Кобяшевой связана с лошадьми Фото: из личного архива

Это не «покатушки»!

– Каким, по вашему мнению, должен быть иппотерапевт?

– Прежде всего он должен обладать медицинскими знаниями и понимать особенности физиологического состояния ребёнка в связи с его диагнозом. Только понимая это, специалист способен разработать индивидуальный комплекс упражнений и безопасных, и полезных для ребёнка. Кроме того, иппотерапевт должен иметь опыт общения с лошадьми.

– Наверное, это задача родителей: знать, какому специалисту доверять своего ребёнка, чтобы был результат от занятий с ним?

– Многие родители попросту не знают, как должны проводиться занятия. Поэтому их, в принципе, устраивает, например, что коноводом является какая-нибудь девочка-подросток, которую «выдернули» с тренировки. Но просто «покатушки» на лошади – это не иппотерапия! Это может быть развлечением, но не может быть лечением.

Иппотерапия не может быть групповой! Исключение только одно – социальная адаптация, которую, как правило, проводят для физически здоровых, но проблемных детей из малообеспеченных и социально незащищённых семей.

Безусловно, очень многое зависит от родителей. Результат получают те мамы и папы, которые несмотря ни на что – отвратительную погоду, семейные обстоятельства, проблемы с транспортом, плохое самочувствие, нехватку времени и денег и т. д. и т. п. – самоотверженно возят своих детей два-три раза в неделю на занятия.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– В чём результаты выражаются?

– Смотря какой диагноз. У «дэцэпэшек» не работают мышцы. Но когда такой ребёнок сидит верхом на лошади (даже пассивно!), то животное заставляет его двигаться и дер- жать равновесие. Шаг лошади физиологичен шагу человека. Поэтому наездник совершает те же движения, как если бы сам шёл. Мышцы его начинают работать, улучшается координация движений, укрепляется мышечный корсет.

Другие задачи решаются у детей с психическими отклонениями. Однажды в клуб привели девочек-близняшек с синдромом Дауна. Первые занятия заключались в том, что им показывали лошадку издалека. И столько было визгов, писков и крику от страха! Дев- чонкам не нравилась тёмная одежда – мы одевались в яркое. Их пугали наручные часы – мы их снимали. Вальтрап на лошади должен быть не чёрный, а красненький…Потом лошадку стали подводить к девочкам всё ближе и ближе. Потом на лошадку посадили их маму, а дев- чонки смотрели, с каким удовольствием она катается. Потом одна из них села на лошадь, а вторая последовала примеру сестрёнки. В конце концов они ездили рысью и с рук кормили лошадок, которые раньше им представлялись неведомыми монстрами. В данном случае удалось преодолеть психологический барьер – победить страх.

Друг и лекарь

– Лошадка, наверное, даёт ребёнку и какой-то благотворный психологический импульс?

– Она – друг. Вот разработали механический иппотренажёр – седло на ножках. Он совершает те же движения, что и лошадь: качается вперёд-назад, имитирует движение в гору и с горы… Но в нём не хватает движения мускулатуры. Я уж не говорю о живой энергии, которая идёт от лошади, о тепле, о прикосновении к её шерсти. Ребятишки, которые занимались на этом тренажёре, упражнения на равновесие делали на раз-два. Но они говорили: «Это же не Карина!». А Карина – наша главная иппотерапевтическая лошадь.

Дети тянутся к животным. Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Кстати, любая лошадь годится в «лекари»?

–К таким животным исключительно жёсткие требования. У них должна быть железобетонная нервная система, во-первых. Во-вторых, это должны быть либо кобыла, либо мерин, а то жеребцы начинают порой свои инстинкты и характер показывать – кусаться, брыкаться. Ещё важен возраст, то есть лошадь должна быть уже состоявшаяся. Желательно, чтобы она была невысокая, чтобы удобнее с нею было работать инструктору. Ну, и, кроме того, она должна иметь определённую конституцию, не быть, например, костлявой, ведь дети же ездят без седла.

– Для каких деток общение с лошадьми даётся легко, а у каких возникают проблемы?

– У иппотерапии, как и у любого другого лечебного метода, есть как показания, так и противопоказания. Но, среди тех, кто может заниматься, самые трудные – это дети с психическими отклонениями, подверженные приступам агрессии и самоагрессии. А самые благодарные ребятишки – это «дэцэпешки» с сохранным интеллектом. С ними всегда можно договориться, они приходят на занятия на позитиве, у них устанавливаются прекрасные отношения с лошадками, которых они пытаются рисовать или лепить, а потом свои поделки приносят в подарок инструкторам. Их семьи приглашают нас на свои праздники. Я заметила, что в людях, которых объединяет проблема детского недуга, велико желание отблагодарить. Они ценят даже самое простое участие в судьбе их ребёнка.

Что знал ещё Гиппократ

– Как представители традиционной медицины относятся к этому методу?

– То, что лошадь оказывает целебное воздействие на человека, известно ещё со времён Гиппократа. Но… Лет 9-10 назад медики скептически к методу относились. И в обществе считалось, что это чуть ли ни модная причуда. Мы поначалу требовали от родителей, чтобы они брали направление на занятия у лечащих врачей. Доходило до смешного: врачи, выписывая такое направление, слово «иппотерапия» писали неправильно… Теперь же врачи сами посылают своих пациентов к нам. Потому что убедились, что от иппотерапии есть результат. Когда врач ребёнка обследует и видит, что у того спинка стала крепкая, ножки – сильные, равновесие он держит, координация улучшилась и т. д., то естественно интересуется у родителей, чем занимались. А занимались иппотерапией! Кстати, то, что к методу наконец-то официальная медицина стала относиться серьёзно, доказывает тот факт, что крайздрав уже два года объявляет конкурс в электронном виде на проведение занятий по иппотерапии.

– Такой тендер – хорошая идея?

– Конечно. У родителей появляется возможность водить своего ребёнка на иппотерпию бесплатно. К тому же условиями «отсекаются» от участия в тендере те клубы, где занятия организованы не на должном уровне. Например, одно из обязательных условий – наличие закрытого манежа, чтобы проводить полноценные занятия зимой.

Повторюсь: идея, безусловно, хорошая. Но она… незавершённая, что ли. Как часто у нас бывает: деньги выделили, а как они расходуются, увы, никто не контролирует…

– А есть необходимость контролировать?

Как и всякое дело, на которое выделяются бюджетные деньги. Многие родители рассказывали о так называемой «интенсивке»: каждый день с детьми занимались по 10 минут (условиями конкурса прописаны занятия от 10 до 30 минут) в течение 2-3 недель. Это всё равно, что бутылёк со 100 таблетками, которые врач выписал на три месяца, выпить за неделю! Будет ли толк от такого лечения? В иппотерапии, как в любом другом лечебном методе, важно соблюдать периодичность, регулярность, цикличность. А «интенсивка» по 10 минут пять раз в неделю – это формальность.

Уверена, что на занятия по иппотерапии хотя бы периодически должны приходить представители крайздрава, чтобы убедиться, насколько качественно оказываются услуги на те деньги, которые выделены государством.

Досье

Лариса Кобяшева.

Закончила в 1998 году АлтГАУ по специальности «Ветеринария». Также имеет дипломы НИИ коневодства (г. Рязань) и Российского Государственного Университета Физкультуры, Спорта и Туризма (специализация «Иппотерапия»). Она и её ученики – участники и призёры краевых, региональных и всероссийских соревнований по конкуру, конному троеборью.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах