Примерное время чтения: 7 минут
235

Кормилица. Как колония обеспечивает овощами и молоком заключённых Алтая

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Алтай 28/07/2021
34 600 кг солёных огурцов надо заготовить для колоний края на зиму
34 600 кг солёных огурцов надо заготовить для колоний края на зиму Пресс-служба УФСИН по Алтайскому краю

Специфику Шипуновской колонии-поселения можно угадать по «крестьянскому» загару ее начальника Александра Доронина и его зама Дмитрия Смирнова. Такой цвет кожи ни на пляже, ни в солярии не вылежишь. Такой только на сельских полях заработать можно.  Итак, отправляемся в поля. Туда, где вольный ветер, слепящее солнце и… 16 гектаров овощных плантаций, входящих в сельхозугодья колонии-поселения №7.

Огурец по госту

Обихаживают гигантский огород 25 колонисток-поселянок. Трудятся осуждённые женщины по семь часов в день с перерывом на обед. Конечно, они получают заработную плату, а значит, имеют возможность оплачивать судебные иски, помогать семьям, покупать подарки детям.

«Занятые на полевых работах осуждённые в обязательном порядке прошли профессиональное обучение, – рассказывает Александр Юрьевич. – Их работа начинается ранней весной в теплицах, где выращиваем рассаду, а заканчивается осенью, когда в полях убираем позднюю капусту. Очень гордятся в колонии, что в этом сезоне удалось самостоятельно вырастить в тепличном хозяйстве необходимое для посадки в открытый грунт количество рассады. А это ни много ни мало 180 тысяч корней!»

Впрочем, тепличные заботы и хлопоты – в прошлом. Теперь аграриев из шипуновской колонии волнуют такие вопросы, как ночные температуры воздуха (огурцы растут только теплыми ночами), или вероятность бурного размножения бабочки-капустницы, или агрессивный натиск сорняков. В общем, обычные для зоны рискованного земледелия неприятности.

«Растения, они как дети. Надо знать, как за ними ухаживать, чем кормить, как лечить», – говорит осуждённая Наталья.

Она вместе с ещё тремя женщинами обрабатывает рядки огурцов.

«Дома у меня был небольшой огород, но в колонии узнала много нового из области агротехники. Наверняка эти знания пригодятся в будущем. Думаю, что время, которое мы вынуждены провести здесь, нужно использовать с пользой. Сидеть, ничего не делая, – тратить время впустую. Нужно обучаться, развиваться».

Сейчас главная цель полеводов колонии – вырастить урожай и обеспечить контрактные поставки. В первых числах июля начали собирать огурцы. Каждые два дня – свежая партия. Огурчики как на подбор и как того требует ГОСТ: не более 14 см в длину и 3 см в диаметре. Идут они преимущественно в засолку. За летний сезон предстоит заготовить для питания осуждённых, которые содержатся в исправительных учреждениях края, 34 600 кг солёных огурцов.

Совсем скоро начнется сбор томатов, которые тоже солят на зиму. В последних числах июля начнется отправка в учреждения УИС ранней белокочанной капусты. Всего за сезон её нужно поставить 45 000 кг по внутрисистемным контрактам. Ну а потом придёт черед уже плодов осени – свёклы, моркови и поздней капусты.

«У нас вся продукция – ГОСТовская, – рассказывает Александр Доронин. – Она проходит экспертизу в специализированных аккредитованных лабораториях. Только после получения декларации начинаем отгрузку по контрактам в учреждения нашей системы или сторонним заказчикам».

Да-да, излишки КП-7 может реализовывать на гражданском рынке. В этом году, например, был заключен контракт на поставку 2755 кг свежих овощей районному дому-интернату для престарелых и инвалидов.

Корова- «инопланетянка»

Как представитель красной степной породы Майра – корова с характером. Но о-о-очень продуктивная. Фото: Пресс-служба УФСИН по Алтайскому краю

После визита к овощеводам направляемся к здешним животноводам. Опять-таки в привольные поля, ведь сейчас всё дойное стадо на летних выпасах.

Летний лагерь – доильная площадка с рядом станков для машинной дойки и просторным открытым загоном для ночёвки коров. В предполуденные часы здесь тихо. Коровы пасутся, доярки отдыхают. Релаксирует на солнцепеке, лениво пощипывая травку, и старая кобыла Серкушка, которая привозит и увозит четырёх доярок да транспортирует на перерабатывающий завод собранное и охлаждённое молоко.

О своей работе рассказывают две осуждённые – Мария и Марина. Подъём в 4 утра. Собираются, едут на дойку. Она начинается в 6.00, а заканчивается где-то в полдевятого утра: у каждой доярки своя группа. После женщины возвращаются на базу, занимаются своими делами, отдыхают. Ну, а к 6 часам вечера Серкушка вновь их доставляет в летний лагерь на дойку. Перед тем как отправить коров на ночёвку, их гонят на водопой.

Хотя навыкам ухода за коровами мало кто из осуждённых женщин обучался в прошлом, освоили новую специальность они охотно.

«Коровы – животные умные, – объясняет Мария. – Они свою доярку по голосу узнают и к чужой ни за что не пойдут. Доиться подходят строго по очереди, вперед других не лезут. Конечно, у каждой свой характер: есть спокойные, есть с норовом. Надо знать, на кого можно прикрикнуть, а на кого не стоит. Бывает, что корова обижается. Опустит голову, в глаза не смотрит, не откликается… Прямо как ребёнок. А особо впечатлительные даже плачут. Тогда надо просить прощения. А ещё помириться можно, дав хлебушка».

В группе у Марии есть коровы красной степной породы. Среди них – местная звезда по кличке Майра. Это корова-чемпионка! Она дает по 30 литров молока в день. Женщины в один голос утверждают, что Майра – особенная, не такая как все. Даже внешне выделяется.

«На инопланетянку похожа, – убеждена Марина. – Шибко рогатая. И глаза огромные».

Едем на выпасы, чтобы запечатлеть рогатую чемпионку и «инопланетянку». По тучным заливным лугам на берегах Калистратихи бродит 130 коров. С ними – два быка: ласковый Миша и харизматичный Алексей. По признанию пастуха Надежды, в одном на двоих стаде мужские особи сосуществуют вполне мирно. Редко когда пободаются из-за симпатичной телочки. Но без злобы, да и щелчок пастушьего кнута остужает боевые порывы ревнивцев.

«Кнут это так, для звука, для острастки, – убеждает Надежда. – С животными можно на словах договориться. Я на свободе и пастухом, и дояркой, и телятницей была. С коровами язык нахожу проще, чем с некоторыми людьми».

Скоро Надежда освобождается, поедет в родную Курганскую область. Ну, а тем женщинам, которые останутся управлять стадом шипуновской колонии-поселения, она оставляет своего верного напарника – собаку Найду.

«Она прибилась прошлым летом, – улыбается женщина. – Я её обучила, как пасти. Ей нравится. Сама без команд и подворачивает стадо, и гонит, куда надо. Хоть дворняга простая, а не хуже настоящей пастушьей овчарки справляется».

Майру, которую здешние пастушки кличут по-своему – Джиной, мы узнали сразу. И по выдающимся рогам, и по волооким очам, в которых застыла явно неземная отрешённость. Говорят, Майра-Джина первой в стаде вечером издает призывное «му», сигналя, что вымя полно молока, а значит, пора в лагерь, на дойку. И никто с ней не спорит. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах