aif.ru counter
359

Кому нести бутылку? Отношение горожан к отходам меняется, но медленно

В Европе к раздельному сбору мусора привыкали не один десяток лет.
В Европе к раздельному сбору мусора привыкали не один десяток лет. © / Commons.wikimedia.org

В Год экологии все больше жителей Алтайского края задумывается о том, чтобы сортировать мусор. Только как это сделать, когда во дворе единственный контейнер, в который соседи сваливают и пластик, и стекло, и батарейки, и пищевые отходы?

Корреспондент АиФ-Алтай выяснял, насколько в крае развита система раздельного сбора отходов и можно ли заработать, сдавая мусор на вторичную переработку.

Три причины

Виктория Семёновна пустые пластиковые бутылки не выбрасывает. Она видит, как детишки, учащиеся лицея под окном, проводят экологические акции, носят пластик в стальную клетку на другом конце школьной площадки. И помнит, как собирались и сдавались в пункты приёма стеклотары бутылки в советское время.

Кстати
По мартовским данным за текущий год Гринпис России, из 160 крупных городов с населением от 100 тысяч человек раздельный сбор мусора есть только в 89 городах. Барнаул оказался на 54 месте, при этом только 5 процентов населения имеет доступ к раздельному сбору отходов.
Молочные, по 15 копеек, принимали в гастрономе, а вот «чебурашки», по 20 копеек, из под пива, водки и вина принимали в специальных киосках. Правда, бутылки нужно было мыть, освобождать от этикеток, но труды окупались сторицей: пять бутылок – два обеда в столовой. Поэтому, когда муж на своей машине ездил к родне в село и зорким глазом выискивал в полях пустую тару, неизменно произносил: «О, 20 копеек валяется!» и останавливался подобрать. А ещё по дворам в городе ездили иногда цыгане в телеге, зазывая на весь квартал: «Бутылки сдавай!». Но при приёме хитрили, выдавая 1 рубль 80 копеек за десяток, приговаривая: «Одна на бой», мол, разобьётся, пока на пивзавод довезут.

Пластиковые бутылки Виктория Семёновна собирает в большие жёлтые пакеты. А относит их к контейнеру для пластика внук – в их квартале в районе «Первомайского» таких клеток поблизости две. А вот у внука, в густонаселённом микрорайоне на Балтийской, контейнеров для пластика поблизости нет. Поэтому бутылки отправляются прямиком в мусоропровод.

В прошлом году Юрий Музюкин, тогдашний управляющий барнаульским полигоном твёрдых бытовых отходов, рассказывал нашей газете, что пока не изменится психология горожан – добиться успеха в раздельном сборе отходов очень сложно. Контейнеры для сбора пластика в городе есть, но объёмы маленькие. А развивать систему раздельного сбора и вывоза мусора не выгодно. Раздельный сбор отходов – процесс эволюционный, революции здесь не сделаешь.

В Европе, на которую любят ссылаться наши экологические активисты, первые попытки внедрить раздельный сбор мусора провалились. Эксперимент начали в начале 90-х годов прошлого века, и через три года он был признан неудачным. С 1993 по 1997 годы раздельный сбор вообще не проводился. Потом решили повторить – стало лучше. Но только в последние пять-семь лет у европейцев появилась культура обращения с отходами.

Другая проблема Барнаула – градостроительная особенность – наличие мусоропроводов в подъездах. Если человек может выбросить мусор на лестничной площадке, он не пойдёт искать контейнеры на улицу.

Ещё одна причина – экономическая. Полигон ТБО принимает мусор по цене в 3-4 раза меньшей, чем средний мусоросортировочный завод. Притом в общем объёме отходов мусор, который можно вторично переработать, занимает, по разным оценкам, от 10 до 25%, остальное всё равно нужно везти на полигон ТБО.

200 контейнеров на всех

Тем не менее решаться на раздельный сбор вскоре в любом случае придётся. Единственный в краевом центре полигон твёрдых бытовых отходов, работающий больше сорока лет, принимает ежегодно 2 млн кубометров мусора. Из мусоровозов, которые его привозят, можно выстроить цепочку от Барнаула до Томска. И резервов у полигона почти не осталось – на 5-10 лет. А идея организации другого полигона ТБО в городской черте встретила возмущение горожан. Значит, надо строить мусоросортировочное предприятие, и строить далеко.

Сегодня, по данным администрации Барнаула, в городе действует четыре организации, принимающие ртутьсодержащие отходы, несколько точек приёма отработавших батареек, стоит 200 контейнеров для сбора ПЭТ-бутылок. При этом 100 из них находятся в Ленинском районе, 50 контейнеров – в Центральном, 29 – в Железнодорожном и 11 – в Октябрьском районе. А в самом густонаселённом Индустриальном районе – всего 10 контейнеров. Один на каждые 20 тыс. человек. Сдать стеклянную бутылку пока негде. Существовавшие ранее пункты приёма закрылись по разным причинам.

Как признаются предприниматели, работающие в сфере вторичной переработки пластиковых бутылок в гранулы, проблем со сбытом гранул нет, их охотно покупает Китай. Но 90% сырья производители гранул получают от предприятий, которые сдают отходы производства. Из частного сектора, то есть бытового мусора, приходит только 5-10% полимеров. Опыт с размещением сеток для бутылок около подъездов признать успешным сложно – в контейнеры кидают слишком много непригодного пластика и другого мусора. Да и выгода даже в масштабах дома не велика – за 24 ПЭТ-бутылки (1 кг пластика) приёмщик даёт от 5 до 15 рублей. Много на пластике не заработать.

Надо решать

В конце июня на «круглом столе» с участием представителей Роспотребнадзора, Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры, Минэкологии и учёных-экологов края было высказано консолидированное мнение, что новый полигон ТБО и мусоросортировочный комплекс нужно строить в Барнауле в ближайшие несколько лет. Краю также необходим полигон промышленных токсичных отходов. Такова экологическая ситуация и требование времени. Селективный сбор мусора и его дальнейшая переработка могли бы не только продлить жизнь существующему полигону, но и значительно улучшить экологическую ситуацию в городе.

По оценке заместителя председателя комитета по экономи- ческой политике и собственности Барнаульской городской думы Юрия Ряполова, потенциал существующих в городе предприятий по переработке пластика можно оценить в 200 тонн в месяц, а Барнаул общими усилиями отдаёт в переработку в четыре раза меньше. Поэтому нужно активнее агитировать население вести отдельный сбор пластика.

Эксперты предупреждают: системная ошибка – внедрять раздельный сбор отходов сразу по всем направлениям – по стеклу, пластику, бумаге и прочему. Начинать нужно с чего-то одного и продвигаться постепенно, продумывая логистику и экономику процессов.

По мнению депутата гордумы Геннадия Шейды, каждый четвёртый барнаулец, по опросам, уже готов к раздельному сбору мусора. Половина горожан готова потенциально.

Процесс перехода на раздельный сбор мусора может занять более двух лет. Но когда-то надо начинать?

Мнения

Алексей Грибков, координатор группы общественного мониторинга по проблемам экологии Алтайского краевого отделения ОНФ:

– Сортировка – это, конечно, правильно, но отсортированный мусор должен поступать в переработку, необходима доставка. Если этого нет, то какой смысл собирать? Кроме того, нужно параллельно вести работу, чтобы жители приучались раздельно собирать, как это делают в Европе. Если нет конечного этапа – вторичного использования, то это бессмысленно.

Одна из проблем – недостаточное количество предприятий по переработке. К примеру, по данным Института водных и экологических проблем, в Алтайском крае по итогам только 2015 года общий объём мусора составил 4,7 млн тонн, из которых использовано 27,5%, обезврежено – 0,54%, направлено на захоронение – около 46%. В регионе переработкой мусора занимаются порядка 60 организаций, а сбором – около 50 компаний. Этого недостаточно.

Яна Соболева, ведущая мероприятий, преподаватель техники речи:

– Когда я жила на Кипре, вопрос с разделением мусора не стоял: возле каждого квартала стоят спецбоксы с маркировкой «стекло», «бумага», «пластик». Не трудно в таких условиях напрячься и закинуть всё «по полочкам». В России эта практика внедряется по-разному, но приучить людей к культуре уборки вне дома – как показывает практика – по плечу не всем.

Когда я вернулась в Барнаул, радостно обнаружила у нас во дворе рядом с «обычными» контейнерами новые – для раздельного мусора. Но эти контейнеры не протянули и полгода! Их убрали, потому что жители домов не хотели напрягаться и даже не всматривались в огромные картинки, которые чётко показывали, что можно и что нельзя в них класть – просто скидывали весь хлам подряд.

Общество потребления, как и всё во вселенной, живёт по законам причинно-следственной связи: мы обросли коробочками, пакетиками, тюбиками и не задумываемся о том, как горы мусора влияют на здоровье людей и планеты. Когда мне говорят, мол, «Ну и толку, что ты бумагу – отдельно, лампы и батарейки в спецпункты, пластик по номерам – всё равно чище не станет», я отвечаю: «А вы один раз попробуйте – просто одну неделю потрудитесь проявить ответственность, вы увидите, сколько только одна семья оставляет после себя тары и упаковок, которым можно дать вторую жизнь!».

Всё просто: бумажные упаковки от печенья, конфет, газеты и книги – в стопку, пластик от напитков и бытовой химии – в другую, стекло – в третью, батарейки и лампы – отдельно.

Теперь я разбираюсь в маркировке пластика и знаю, например, что в Алтайском крае перерабатывают не все виды пластика, но – самые основные: 1, 2, 4, 5 (на дне бутылок или упаковок есть треугольник из стрелочек, в нём цифра – маркировка вида пластика). Пустой треугольник или 1 – это всем известные «полторашки» и некоторые йогурты. Когда нет времени отвезти бумажные кипы переработчику, я просто везу их на дачу для растопки бани, чтобы они ещё раз принесли пользу.

Когда люди часами прилагают усилия, чтобы заработать денег или похудеть, они легко могут понять: что выкинуть прямо сейчас в ведро, а что отвезти на переработку.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах