Примерное время чтения: 11 минут
13259

«К такому нельзя привыкнуть». Откровения патологоанатома с 40-летним стажем

Вскрытия составляют малую часть работы патологоанатомов.
Вскрытия составляют малую часть работы патологоанатомов. / Константин Санталов / АиФ

Смерть пугает большинство людей, а из-за фильмов ужасов морги кажутся многим опасным местом, где творятся страшные вещи. Главный патологоанатом министерства здравоохранения Алтайского края, доктор медицинских наук, профессор Владимир Климачев в разговоре с altai.aif.ru развеял мифы о своей профессии, рассказал всю правду о вскрытиях и о том, как  врачи, которые работают с мёртвыми, помогают спасать живых.

Никакой мистики

Чаще всего смерть пациента констатируют в отделении реанимации и анестезиологии. После заполнения документов труп для исследования доставляют из больницы к патологоанатомам.

Перед вскрытием санитар выкладывает тело на стол и готовит инструменты. После этого проводят наружный осмотр. Во время процедуры патологоанатом обычно двигается от шеи до лона и разрезает грудную клетку, а потом скрупулезно занимается каждой системой органов. Иногда по просьбе родственников или врачей голову покойного не трогают, если у пациента не было никаких проблем с работой головного мозга, и смерть с ним не связана.

Патолого-анатомическое отделение. Фото: АиФ/ Константин Санталов

Владимир Климачев работает патологоанатомом больше 40 лет и признается, что у него никогда не было страха перед умершими. Врач отмечает, что с моргами и вскрытиями связано много легенд, однако на деле все более прозаично и никакой таинственности в процедуре нет.

«Вскрытие – неприятный процесс, но пугающим или мистическим назвать его нельзя, это обычная повседневная работа, которую выполняю я и мои коллеги, – отмечает врач. – Вскрытое тело человека, как и животного пахнет одинаково – содержимым кишечника и мочевого пузыря, а если есть какие-то заболевания, то добавляются запахи, например, воспаления, и ситуация усугубляется. Конечно, к такому нельзя привыкнуть, однако, когда я только начинал работать, меня это не отпугнуло и решил, что в этой сфере есть много чего другого, а несколько вскрытий в год я переживу, тем более это очень интересно. Во время процедуры сначала просто узнавал, как выглядит рак легкого или пневмония не на картинке, а в реальной жизни. К тому же, на первых порах было важно потрогать органы, понять, какая плотность и текстура на ощупь».

Владимир Климачев
Владимир Климачев Фото: АиФ/ Константин Санталов

От умершего человека можно заразиться, поэтому во время вскрытия патологоанатомы используют различные защитные средства: халат, шапочку, перчатки и фартук. На случай работы с особо опасными инфекциями есть специальные противочумные костюмы, также используют кольчужные перчатки, чтобы случайно не порезать кожу. В среднем в Алтайском крае вскрытия занимают до 20% от общего объема работы патологоанатомов. Больше всего таких процедур в регионе, как и по всей России, было во время пандемии коронавируса. В 2020 году – 2168, а в 2021 – 1600.

«В пандемию доходило до того, что в день мы вскрывали на двух столах до 15 человек. Могу назвать это самым тяжелым периодом работы, потому что было безумное количество умерших, и врачи испытывали колоссальную нагрузку. Приходилось трудиться в сумасшедшем ритме без выходных практически два года. Да и одно дело вскрыть, а другое – писать бумаги, что порой занимает гораздо больше времени».

По частичке каждого органа

Перед тем, как начать вскрытие, врач-патологоанатом должен изучить историю болезни, знать клинические диагнозы и только потом проводить процедуру, во время которой для исследований берут фрагменты органов.

«Есть стандартный минимум материала, который нужно взять, а дальше уже в зависимости от заболевания врач добирает, что ему нужно, чтобы уточнить характер процесса и срок его давности, – рассказывает Владимир Васильевич. – Например, вскрыли сердце, если оно обычное, то получают один-два фрагмента, а если находят следы инфаркта или что-то другое, то захватывают дополнительные».

Материал для исследования
Материал для исследования. Фото: АиФ/ Константин Санталов

С помощью специального оборудования лаборанты готовят микропрепараты из фрагментов органов. Технология состоит из нескольких этапов: сначала ткани фиксируют, потом обезвоживают, затем делается очень тонкий срез – тысячная доля миллиметра, фрагмент кладут на стекло, специально окрашивают и изучают. Исследовав все необходимое, ставят заключительный патологоанатомический диагноз.

«Есть стереотип, что мы только определяем точную причину смерти. В действительности это лишь малая часть нашей работы, – подчеркивает Владимир Васильевич. – Должна сложиться целостная картина – когда и с чего заболевание началось, как протекало и почему пациент скончался. Немаловажно и выяснить, насколько своевременно и правильно поставили диагноз человеку при жизни, а также, какие осложнения развились».

По словам эксперта, чаще всего жители региона умирают от болезней сердечно-сосудистой системы, новообразований, а также заболеваний органов дыхания.

После вскрытия тело хранится в морге до тех пор, пока его не забирают родственники.

«Бывало, что трупы лежали у нас по несколько месяцев, ведь родные иногда приезжают за ними издалека и не сразу, поэтому требуется много времени. Если же у умершего нет родных, то погребением занимается муниципальная похоронная служба», – пояснил Владимир Климачев.

Ожившие трупы и другие байки

С профессией патологоанатома связано немало мифов, самые популярные из которых развеял Владимир Васильевич.

  • Миф №1 – в морг могут привезти живого человека

«У нас такого не было и это в принципе невозможно, потому что факт смерти еще в стационаре устанавливает анестезиолог-реаниматолог на основании совокупности различных признаков. К тому же, пациент никогда не попадет в морг сразу же после смерти, как правило он несколько часов находится в палате, затем его спускают в подвал и лишь затем транспортируют в патологоанатомическое отделение».

  • Миф №2 – умершие способны издавать таинственные звуки

«Это неправда, ничего таинственного я не слышал. В секционном зале проходит обычная работа и звуки похожи на те, которые есть в операционной. Кончено, если ты возьмешь легкое и сожмешь его, то будет выходить воздух, это абсолютно нормально».

  • Миф №3 – в морге у пациента могут вырезать органы для пересадки

«Для трансплантации органы должны быть “свежими”, а с момента смерти пройти очень мало времени. Пересадку осуществляют в условиях стационара. Органы, которые находятся у нас спустя сутки, заведомо непригодны для любой трансплантации».

  • Миф №4 – студенты-стоматологи тренируются вырывать зубы на трупах

«Это также глупость, студенты никогда таким не занимались, ведь есть много других возможностей для практики. Я слышал, что много лет назад тренировались лечить зубы на свиных головах, не знаю, насколько это правда».

  • Миф № 5 – у трупов растут волосы и ногти

«Честно говоря, во время работы мы не следим за этим, но уверен, что когда сердце останавливается и наступила смерть пациента, то ни волосы, ни ногти уже не растут».

Диагнозы спасают жизни

80% работы патологоанатомов – изучение материалов от живых людей. Специалисты помогают обнаружить опасные заболевания или опухолевые процессы на начальных стадиях, когда нет никаких симптомов. Одно из частых исследований – изучение части слизистой оболочки или образования желудка, кишечника и пищевода.

Материал поступает в патологоанатомическое отделение после того, как гастроэнтеролог проводит пациенту, например, ФГДС с биопсией. Благодаря исследованию можно определить гастрит или в будущем поставить другой диагноз. Владимир Климачев признается, что изучение препаратов – увлекательный процесс, ведь через микроскоп можно увидеть многое.

Книги патологоанатомов
Книги патологоанатомов. Фото: АиФ/ Константин Санталов

«Когда я только начинал работать, больше всего меня поразило то, что можно ставить диагноз, просто посмотрев в микроскоп. Сразу стало интересно искать совокупность признаков, сопоставлять и исследовать. Патологоанатомическая прижизненная диагностика до сих пор - самый достоверный метод. Там, где это возможно, точный диагноз удается поставить в более, чем 90% случаев. Например, если выявить предопухолевый процесс и провести операцию на ранних стадиях, то человек может забыть об этой проблеме раз и навсегда».

Кроме того, патологоанатомам поступают и материалы из операционных. Это делается для того, чтобы определить, какое лечение нужно проводить пациенту в будущем и выяснить, злокачественная опухоль или доброкачественная.

Препараты для исследования.
Препараты для исследования. Фото: АиФ/ Константин Санталов

«Какой бы операция не была и где бы ее не проводили, фрагменты всего, что удаляют, отправляют к патологоанатомам, – поясняет эксперт – Это касается даже грыж и мозолей. Это только на первый взгляд кажется чем-то простым, на деле все может быть иначе. В том же аппендиксе часто находят опухоли, а значит после удаления требуется дальнейшее наблюдение и продолжение лечения. Порой родинка может оказаться меланомой, а это очень опасно».

В среднем в допандемийный период, когда медпомощь оказывали в полном объеме, за год в отделении проводили исследования около 30 тысячам пациентов.

«Патологоанатом – универсальный врач, потому что ставит диагнозы по разным направлениям медицины. Большая часть нашей работы незаметна обычным людям, и пациенты даже не догадываются, что мы занимались исследованиями, результаты которых спасают жизни», – резюмировал Владимир Климачев.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах