aif.ru counter
344

Из плена забвения. На мемориале запишут имена 51 бойца из Ойротии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. "АиФ-Алтай" 21/04/2016

Что связывает вологодскую деревню Холмище с Горным Алтаем? Память о воинах-сибиряках, ехавших на Ленинградский фронт и погибших во время жестокой немецкой авиабомбёжки. Среди них были и уроженцы Ойротской автономной области…

– В год 75-летия этого трагического события мы планируем установить в тех местах воинский мемориал, где будут поимённо перечислены погибшие солдаты с Алтая, – говорит Александр ВИЛИСОВ, руководитель Алтайского республиканского отделения Всероссийской организации «Боевое Братство» и отделения «Поискового Движения России» в Республике Алтай.

Братский «перемес»

Елена Чехова, altai.aif.ru: Александр Михайлович, что же произошло 27 сентября 1941 года у деревеньки в Кадуйском районе Вологодской области?

Александр Вилисов: Эшелон, сформированный из восьми маршевых рот 23-й запасной бригады, дислоцировавшейся в Бийске и Новосибирской области, следовал к Ленинграду, вокруг которого смыкалось кольцо блокады. Более тысячи бойцов, среди которых было более двухсот наших земляков, должны были пополнить 54-ю армию. Однако под Холмищем состав попал под вражеский авиаудар. Картина была настолько страшной, что местные жители, которые после бомбёжки разбирали пути и хоронили солдат, падали в обморок. По их воспоминаниям, человеческие тела были разорваны на части, а тяжелораненые молили: «Пристрелите нас». Когда же на разъезд прибыл санитарный поезд, немцы стали бомбить и его.

– Уже известно, сколько тогда погибло бойцов из Горного Алтая?

– Точно установлено, что в братских могилах, которыми стали две огромные воронки от авиабомб, лежат 340 бойцов с эшелона. Они в могилах в «перемесе». Кто в то время разбирался! Положили тела в воронку и засыпали землей. И вот на сегодняшний день точно установлено, что у Холмище захоронен 51 уроженец Горного Алтая.

– Наверное, это непросто – через столько лет забвения, документальной путаницы выискивать достоверные сведения о каждом солдате?

– Из первичных списков 3313, 3314, 3315 и 3316 стрелковых рот, формировавшихся в Бийске, составили список бойцов, призванных военкоматами Ойротской области. Потом сделали разбивку по районным военкоматам призыва. Списки были неточные, ведь писари писали их со слов полуграмотных солдат. Сначала мы знали только данные о том, сколько в эшелоне ехало алтайских солдат и сколько из них доехало до станции Волховстрой. Потом начали выбирать фамилии тех, сведений о которых после бомбёжки нет ни в каких военных документах: плен, погиб или умер от ран позднее, дошёл до Победы и т. д. Три года архив- ной работы, начало которой положило сотрудничество с журналисткой Тамарой Дмитриенко, познакомившей нас с этой историей и предоставившей некоторые документы. Работали в тесном контакте с вологодскими поисковиками и их руководителем Иваном Дьяковым. Огромную помощь оказал Олег Денисенко, военный комиссар Республики Алтай, и другие сотрудники отделов военного комиссариата РА. Каждую фамилию проверяли и перепроверяли и только после стопроцентной уверенности в правильности сведения о бойцах заносили во все базы данных. И эта работа продолжается: ещё не «бьются» фамилии 15-20 ойротов, их пока не нашли в базах данных.

Встречай, родина

– Во время обсуждения этой поисковой операции высказывались и такие мнения, что это не самая героическая страница: мол, солдаты-ойроты даже повоевать не успели, погибли по пути на фронт…

– Погибшие бойцы были обучены, вооружены и сформированы в маршевые роты. Они готовы были прямо с колес – в бой. Возможно, кто мог, тот во время бомбёжки стрелял по самолетам, ведь при бойцах были винтовки, пулемёты. Это совсем не из тех нелепых случаев, с какими сталкиваешься, например, когда в Книге Памяти Республики Алтай занесены мобилизованные, которые и на фронт не отправлялись, а были похоронены в Бийске. Кто-то, например, по информации из ОБД «Мемориал», спиртом отравился...

– Наверняка поисковики Горного Алтая не ограничиваются только установлением судеб бойцов и командиров, попавших под бомбёжку на Вологодчине?

– Конечно. Наше отделение принимало участие во Всероссийских Вахтах Памяти в Смоленской, Калужской, Курской и международной в Ленинградской области в прошлом году. Вот сейчас я собираюсь вновь выехать в Кировский район Ленинградской области, где с 24 апреля по 9 мая пройдёт Всероссийская Вахта Памяти «Волховский фронт-2».

Поисковики России постоянно находят останки бойцов во время полевых экспедиций. Мы ищем их родственников. К сожалению, они находятся не всегда. За три года работы мы доставили на Алтай прах восьми бойцов. Не нашли родственников двоих из них.

По негласной традиции мы не делим бойцов по регионам – с Горного Алтая или Алтайского края, ведь наши деды уходили на войну с единого Алтая. Так, в 2012 году Николай Чайка, командир краевого поискового отряда «Алтай» из Табунского района Алтайского края, доставил в Горный прах бойца Петра Бурилова. А мы привезли останки шестерых бойцов в Зональный, Каменский, Рубцовский, Алтайский районы. Кстати, с нынешней Вахты привезу останки Алексея Дмитриевича Захарова. Он родом с Красногорского района Алтайского края. Простой крестьянин, колхозник, артельщик. Считался пропавшим без вести с ноября 1941 года. Найден псковскими поисковиками в декабре 2015 года в Великолукском районе. Установлен по смертному медальону бойца. Живы внук и внучка Алексея Дмитриевича.

В нас живёт память

– Много ли среди поисковиков молодёжи?

– А в нашей организации в основном молодёжь – дети и их родители. Что ими движет? Честно? Без ложной скромности скажу – смотрят на нас, старших. Когда видят раненых, контуженых дядек, но не спившихся, башку не потерявших, а всё своё время посвящающих общему делу. Два примера. В прошлом году совершил на глазах у детей парашютный прыжок, а в этом году протопал с ребятишками на лыжах за два дня 50 км по Обскому морю. А попробуйте-ка несколько лет приходить на работу просто так, без зарплаты, и заниматься тем, что, по твоему мнению, необходимо. Слабо?.. А я ведь не один. У нас команда. Кто-то с детьми на Вахтах, кто-то с ними в спорт- зале, кто-то в учебном классе и на полигоне. Уверен, что ребятишек нельзя оставлять одних, надо быть рядом с ними и быть им примером. Вот поэтому мы начинаем набирать ребятню уже с 4 лет.

– В вашей семье кто-то воевал в Великую Отечественную?

– Мой дед, Степан Степанович Бревнов, всю войну прошёл. Сначала имел уникальную воинскую специальность, был «красноармейцем – охотником за немцами», то есть снайпером. Сибиряк-охотник «охотился» на врага с винтовкой Мосина без оптического прицела. Только за ноябрь 1942 года отправил к фашистской матери 16 гансов! За что получил медаль «За боевые заслуги». После контузии дед был связистом. За обеспечение связи при захвате стратегически важного плацдарма заслужил орден Красной Звезды! Память о дедушке внутри меня живёт постоянно.

– На Западе некоторые считают, что мы, русские, слишком часто вспоминаем минувшую войну. Дескать, это – показатель национальной агрессивности.

– Ещё в позапрошлом веке российский император Александр III сказал: «У нас есть только два надёжных друга: русская армия и русский флот!». Я не политик и не философ. Анализировать очевидное – бессмысленно. Ещё бессмысленнее что-то доказывать. Но в прошлом году в Ленинградской области солдаты Бундесвера поднимали останки своих соотечественников рядом с нами.

Досье

Александр ВИЛИСОВ.

Окончил Пермское высшее военное училище МВД СССР и московскую Академию Управления МВД России (с отличием). Занимал должности офицерского состава в МВД по РА – служил участковым инспектором, заместителем начальника ГОВД Горно-Алтайска, командиром ОМОН, командиром СОБР. Участник боевых действий, награждён государственными наградами, в том числе двумя Орденами Мужества. Полковник запаса МО РФ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах