aif.ru counter
798

Патрон на утку. В крае решают, открывать ли весеннюю охоту на дичь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. "АиФ-Алтай" 25/03/2015
Вячеслав Немышев / АиФ

Весенняя охота – увлечение для деятельных. Чтобы перехитрить гуся, зрение которого раза в два лучше человеческого, надо долго готовиться и думать наперёд.

Нужно заранее изучить трассы пролёта птицы, выбрать самую низкую из них. Необходимо уйти в поля подальше, от машин и других охотников, установить скрадок и прикрыть его травой так, чтобы он размерами и расцветкой не отпугивал гусей. И самое главное – надо терпеть и ждать, сидеть безо всякого шевеления. Наградой за терпение могут быть трофеи, которым позавидуют другие охотники. Но, скорее всего не в этом году.

Охотник не виноват

На минувшей неделе в крае обострилась дискуссия о возможности и целесообразности весенней охоты на плавающую и боровую дичь. Общественный совет при краевом Управлении природных ресурсов и экологии проголосовал за проведение весенней охоты, сократив её сроки с 10 дней до трёх суток. А Общественный совет по вопросам экологической безопасности рекомендовал губернатору охоту запретить. По данным экспертов, численность водоплавающих птиц в регионе продолжает стабильно снижаться – в 2011 году в регионе насчитывалось 1,8 млн птиц, а сейчас только 1,5 млн. По вине охотников, браконьеров или природных условий – до конца не ясно.

Среди сторонников открытия охоты – руководство Управления охотничьего хозяйства края. По их мнению, снижение численности птиц происходит не из-за охотников, а из-за сокращения территорий, пригодных для гнездования птиц, уменьшения площадей сельхозугодий, ухудшения общей экологической обстановки. Закрытие охоты который год подряд ведёт к убыткам охотпользователей – малый бизнес не получает доходов, а краевой бюджет – налоговых поступлений. Сказывается запрет и на развитии туризма – иностранные охотники уже отказываются ехать в Алтайский край из-за нестабильности ситуации.

По мнению Николая АСТАХОВА, охотпользователя по Шипуновскому району, запрет охоты приводит к активизации браконьерства. А вот разрешив охоту на северного гуся, гуся гуменника и гуся пискульку, пролетающих над нашей территорией в самом начале апреля, можно провести охоту без пресса на местную водоплавающую дичь. Охотники в эти дни изъяли бы незначительную часть пролетающей птицы, так как добывать её очень сложно, но зато им было бы предоставлено право на охоту.

Солидарен с ним и Сергей ПАНОВ, председатель Алтайской краевой общественной организации охотников и рыболовов. Охота – это досуг, туризм и отрасль экономики, такая же как, например, сельское хозяйство. Без финансов охотничье хозяйство вести невозможно. Ведение охотхозяйства – охрана и воспроизводство диких животных – сопровождается большими финансовыми затратами. Но если будет запрещена охота – за счёт чего вести хозяйство? Тем более что и Минприроды России указывает на нецелесообразность закрытия весенней охоты.

В стане противников охоты находятся учёные, экологи и часть специалистов лесной отрасли. Так, Виталий РАССЫПНОВ, профессор факультета природообустройства АлтГАУ, считает, что каждый выстрел охотника – это выстрел в экологическое сознание молодёжи.

По мнению Игоря МАРИСКИНА, директора Алтайского краевого детского экологического центра, при проведении весенней охоты забывают о животных, которые распугиваются, снимаются с гнёзд. При низкой культуре наших охотников весенняя охота приносит больше вреда, чем пользы.

По словам Сергея МАЛЫХИНА, члена Общественной палаты Алтайского края, численность водоплавающей птицы в крае катастрофически снижается, но в период запрета охоты она снижается заметно меньшими темпами. Установлено, что в период закрытия охоты ежегодно количество водоплавающих птиц сокращается на 46 тыс. в год, во время открытия охоты – на 156 тысяч. Следовательно, запрет охоты ежегодно сохраняет до 100 тысяч птиц.

Проблема весенней охоты поднимается в крае каждый год. И каждый раз обществу трудно найти правильное решение, «золотую середину», которая бы устроила и охотников, и экологов.

Коварный свинец

Проблем, связанных с весенней охотой, много и не все из них так очевидны.

Одной из скрытых проблем является, по мнению учёных, незнание реальной численности водоплавающей дичи в крае. Учёты повсеместно проводятся формально, а охотпользователи оперируют устаревшими данными.

Вторая проблема – снижение требований к охотникам наряду с падением их охотничьей культуры. Раньше рекомендовалось стрелять птиц не далее 35 м, теперь такого ограничения нет. Возросло число подранков.

Третья проблема – рост браконьерства. На общей площади охотугодий Алтайского края, которая превышает 15,5 млн гектаров функции охраны и охотнадзора выполняют всего 23 инспектора. Поймать каждого за руку они физически не в состоянии. В прошлом году, к примеру, было выявлено 150 случаев незаконного убийства пушных зверей и пернатой дичи. Каковы реальные размеры незаконной охоты, можно только догадываться.

Четвёртая проблема, о которой вспоминают только экологи – свинец. На добычу одной утки расходуется в среднем 8-10 дробовых патронов. Ежегодно в околоводные и водные экосистемы Западной Сибири поступает более 400 тонн свинца. От этого страдают многие птицы. Пятая скрытая проблема – увеличение численности врановых птиц, что способствует росту ущерба от них орнитофауне, распространению инвазий и инфекций.

Даже запрет весенней охоты в крае ничего не даст, если не предпринимать других мер. Восстановить популяцию гусей и увеличить число уток в крае можно за 10-15 лет. Но для этого нужно создать действенную систему охраны животного мира – от ловли браконьеров до изготовления дуплянок для гоголя. Если это сделать, то весеннюю охоту можно не запрещать.

Мнение власти

Василий ДЕРИГЛАЗОВ, начальник управления охотничьего хозяйства:

– Численность водоплавающих птиц в крае снижается. Полный запрет весенней охоты на водоплавающую и боровую дичь в Алтайском крае вводился в 2012 и 2014 годах. В 2013 году был введён запрет охоты на водоплавающую дичь и ограничены сроки охоты на боровую до 3 дней. Однако эти меры не привели к стабилизации птичьего поголовья.

Очевидно, что проблема не в весенней охоте. Основными причинами, на наш взгляд, являются: сокращение территорий, пригодных для гнездования птиц, уменьшение угодий сельхозназначения, ухудшение экологической обстановки, уничтожение птиц, находящихся на зимовках. Для действенных мер по сохранению ресурсов водоплавающих птиц необходимо решение проблем, связанных с этими неблагоприятными факторами.

Мнение эксперта

Александр БОНДАРЕВ, кандидат биологических наук:

– Охота на водоплавающих – один из ведущих факторов, сокращающих их ресурсы. В 2000-х годах интенсивность охоты резко возросла. По данным службы Госохотучёта РФ, с 2000 по 2004 гг. добыча уток увеличилась в 2,4 раза – до 987 тысяч, без учёта подраненных и неподобранных, а это ещё около 40% погибших птиц. При этом резко снизилась культура и дисциплина охотников, правила охоты не соблюдаются. Щадящие селекционные способы охоты на уток большинству охотпользователей не известны.

Наиболее пагубна для водоплавающей дичи весенняя охота, но главное – косвенное влияние от беспокойства охотниками гнездящихся птиц. Вспугивание охотниками уток и гусынь с гнёзд способствует уничтожению яйцекладок воронами и переохлаждению яиц. В период, когда весенняя охота была запрещена, с 1969 по 1990-й год, наблюдалась стабилизация и некоторый рост поголовья уток и быстрый рост численности серого гуся. В 1972 г. в Алтайском крае насчитывали 1,2 тысячи гусей. А в 1980-е гг. в одном лишь Хабарском районе их было не менее 13 тысяч, а по краю – 60-80 тысяч.

Кстати, запрет охоты на журавлей и лебедей при доброжелательном к нему отношении охотников способствует росту их численности в Западной Сибири. Это свидетельствует о результативности запрещения весенней добычи перелётных птиц.

«Стрелки» виноваты

Александр А., охотник:

– Весенняя охота – это праздник для души, а не стремление добыть побольше дичи. Но что же мы видим каждый раз – на просёлочных дорогах стоят вереницы автомобилей, рядом расставлены стульчики, на которых располагаются «охотники». Часть приехавших отходят к кустам и разного рода естественным укрытиям, считая, видимо, это высшим проявлением охотоведческой науки. И лишь немногие трудятся на совесть – привозят материал и инструменты для сооружения неприметных и удобных скрадков.

Не понимаю тех охотников, которые стараются добыть много гусей. Ни к чему это. Бахают на запредельные дистанции, вызывая возмущение охотников, общественности. Люди со стороны посёлков тоже ведь видят этот «зенитный» огонь. Бьют не только по гусям, но и по уткам, воронам и даже по лисицам и другим животным.

Если закроют весеннюю охоту, то виноваты в этом будут эти «стрелки». Не надо давать лишний повод антиохотникам раздувать антиохотничью истерию.

Фотоохота из скрадка

Многие любители охоты обосновывают своё стремление в поля по весне желанием выехать на природу, перехитрить птицу. Но той же самой цели может служить фотоохота на перелётных птиц. Зачастую для удачного кадра нужны такие же скрадки и хитрости, какие применяются охотниками. Такое занятие не менее увлекательно, чем охота, требует серьёзной подготовки и выдержки, но не вызывает гнева общественности и не влияет на численность перелётных птиц. К сожалению, бёрдвотчинг пока только набирает популярность в крае, и фотографов птиц куда меньше, чем охотников.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах