aif.ru counter
181

Хангай за плечами. Алтайские автотуристы проедут там, где застрянет трактор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. "АиФ-Алтай" 05/11/2014

– Многие смеются, когда говорю, что родился при Сталине. А это правда: я родился в 1950 году. Но жизнь ведь продолжается, и нам ещё рано играть в радиоуправляемые модельки и пускать старческие пузыри, – говорит Евгений ГОРБИК, президент федерации спортивного туризма Алтайского края и тренер региональной команды.

Совсем недавно алтайская команда из семи человек на машинах LC105 преодолела 2,5 тысячи километров по нехоженым местам в Хангайских горах Монголии. Теперь этот маршрут высшей категории будет участвовать в Чемпионате России по спортивному туризму. А ещё его опишут и официально зарегистрируют как проходимый для новых поколений спортсменов-автотуристов.

Фото: Из личного архива Евгения Горбика

Честь по плану

– Вы уже несколько лет сотрудничаете с джиперами…

– К этим ребятам из краевой федерации автомобильного спорта я присматривался давно. Познакомился, предложил вместе ходить в экспедиции. Результат получился великолепный – мы уже лет 5-6 являемся постоянными призёрами чемпионатов России.

– Как выбираете маршруты? Например, этот – в Хангайские горы?

– Во-первых, я в Монголии уже 20 лет работаю, знаю её лучше, чем сами монголы. Туристический потенциал этой страны огромен.

Конкретно этот маршрут разрабатывался ещё год назад. Что такое построить маршрут? Надо изучить массу материалов в Интернете, в библиотеках. Придумать логический маршрут, проверить его на картах. Массу информации собрать и проанализировать, чтобы определить сложность задуманного прохождения. А потом – пройти. И пройти как можно ближе к намеченному плану. В спортивном туризме ценится вот что: если ты прошёл так, как запланировал, как прописано в маршрутной книжке, то честь тебе и хвала.

– Джипы, конечно, машины серьёзные. Но невозможно же предугадать, что случится в реальных ситуациях…

– Всякое бывает, конечно. Например, Михаил Некрасов, руководитель нашей команды, в прошлом году свою машину с гор спускал вертолётом. Бывает, что машины оставляют, чтобы пройти маршрут, а потом вытаскивают. Но скажу: мы проходим там, где трактор не пройдёт.

Конечно, этим видом спорта занимаются люди состоятельные, кто может себе позволить иметь вторую машину для экстремальных походов. Однако мы стараемся не взваливать все расходы на плечи одного человека. Все участники команды делают взносы в общую кассу – на питание, проживание. Отдельно считается горючее, делится на количество людей, которые едут в машине… Да, это дорогое удовольствие.

Фото: Из личного архива Евгения Горбика

Где едешь, там и дорога

– Экспедиция заняла больше полумесяца. Сколько за день проходили?

– По Монголии планировать время прохождения сложно. Там даже дневной переход по дорогам общего назначения в 250 км – за глаза. Открываешь дверь машины и вываливаешься, делать уже ничего не хочешь. Там же бездорожье кругом – тряска, рытвины, промоины, всё время напряжение. А уж где сложные места, там вся надежда на штурмана. Он идёт вперёд смотреть путь, показывает жестами водителю, как ехать – левее, правее. В этот раз наши штурманы прошли практически весь маршрут ногами.

– Что было самое сложное?

– Пройти по руслу реки Буянт-гол. Зайти сюда пробовали ещё в 2010 году, во время совместной российско-монгольской экспедиции. Но попытка не получилась. И сейчас не было никакой уверенности, что ущелье проходимо. Думаешь, вот осталось пройти каких-то 500 м, а впереди будут такие скалы, что – невозможно. И придётся идти назад по тем же камням, по которым уже два дня тащились. И горючка на исходе, не пришлось бы всю сливать в одну машину. Слава Богу, в этот раз такого не случилось.

Фото: Из личного архива Евгения Горбика

– Серьёзные поломки были?

– Хангай имеет малоисследованный снежно-ледниковый узел. Высшая точка – Отгон-Тэнгэр. Мы хотели обогнуть этот узел и подняться к нему по перевалу (3100 м), на который никто ещё не поднимался на колёсах. Когда мы пошли на него, у одной из машин сломался передний мост. А без переднего моста Ленд Крузер, как неповоротливая «Волга», ни черта не может! Что делать? Делиться не хотелось, ведь мы – одна команда: и ребят жалко, и двумя машинами тяжело идти такой маршрут. Решили: да чёрт с ним, попробуем идти со сломанной машиной. Кстати, потом на машине этой прошли столько бродов через реку – со счёта сбились! Раз пятьдесят, не меньше. Речка небольшая, глубина не более метра. Но съезд и выезд – нехорошие. И если сползти к броду машина с одним мостом ещё может, то выехать оттуда, увы, нет. Приходилось лебёдку разматывать, чтобы тащить тяжеленный Крузер. Были участки, когда метров 400 шли 3 часа.

– Вручную выталкивать приходилось?

– Это было на косе озера Хяргас-Нуур. В него врезается 14-километровая коса. Уникальное место. Говорят, что в этом озере живёт какой-то древний тюлень. Находили следы его лёжки, как он ластами нагребал песок. Местные об этом звере знают и даже время от времени слышат здесь какой-то рёв. Но никто этого тюленя не видел. Мы проехали косу до самого её конца, где она становится узенькой, метра четыре, наверное, всего. Там ночевали. Было интересно, но жутковато. Прибой, палатка у самой воды, брызги летят, кругом – вода. Почва – гравий мелкий. Машины заехали-то туда легко, а утром выехать не можем. Пришлось вытаскивать на руках.

Фото: Из личного архива Евгения Горбика

Только свои

– Расскажите о команде.

– В этом плане повезло. Во-первых, командой руководил Михаил Некрасов. Я с ним давно хожу. Очень опытный человек. Он две машины набрал в бийском клубе «Русский экстрим». Бийские ребята – находка для команды. Один экипаж был – два друга, а второй – отец с сыном. Это правильно: шестую – высшую – категорию с незнакомыми людьми не ходят.

Вообще мы не любим ходить большой командой. Во-первых, степень свободы в плотно стоящей толпе очень маленькая. А во-вторых, когда людей много, образуются миниколлективы, которые начинают «продавливать» свою точку зрения. В небольшом коллективе все сосредоточены на одной цели и подчиняются одному руководителю.

Фото: Из личного архива Евгения Горбика

– Греет сознание, что вы – первопроходцы?

– В этом-то всё и дело! Я много раз ходил первым. Например, в 1981 году в Горном Алтае прошёл от начала до конца реку Шавла, которая вытекает из Шавлинских озёр. Её пороги, как я их тогда назвал, так до сих пор в лоциях и значатся – порог Неустроева и т. д.

Но в нашей среде не любят рассказывать про победы над природой. Никаких «покорил»! Природу будет обижать и расстраивать такое пренебрежение. А она, мать наша, злопамятна к нехорошим поступкам. И не дай Бог, если начнёт платить той же монетой.

– Красиво сказано. Как и положено романтику дорог…

– Ой, нет! В маршрутах шестой категории романтикой не пахнет. Нет там костерка, песен под гитару. Утром встал, пожрал и работа-работа-работа, после которой – сразу спать. Но мысли разные в дороге приходят…

– Маршрут пройден, а дальше что?

– У меня сейчас в голове «крутятся» ещё 5-6 маршрутов, которые могут претендовать на высокое место в чемпионате.

Кстати

Путевые мысли Евгения Горбика

Ходить по тропе с экскурсоводом – тоже туризм. Но не спортивный…

Воспитание – налёт цивилизации, который слетает в экстремальной ситуации.

Загривок штурмана априори считается гужевым транспортом.

Маршрут – как женщина: дразнит многих, но сдастся настойчивому.

Закон физиологии: засранцы, как абсцесс, лопаются первыми.

Досье

Евгений ГОРБИК.

Президент ФСТАК, мастер спорта по водному туризму, чемпион СССР по рафтингу, заслуженный путешественник России.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество