aif.ru counter
29.07.2014 16:46
Елена НИКОЛАЕВА
3499

Вниз по Лене. 3000 км в одиночку проплыл барнаулец Александр Шестериков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ-Алтай" 23/07/2014
Александр Шестериков / Из личного архива

​Он отправился в своё путешествие в мае. Вернулся совсем недавно. Чистый сплав длился полтора месяца. А вместе с дорогой – два месяца вышло.

Сибирские расстояния всех впечатляют! – улыбается Алексей Шестериков. – Например, из Якутска до Нерюнгри, где можно было сесть в поезд, чтобы ехать домой, добирался 18 часов на автобусе. А чтобы поскорее добраться до Якутска, в последние дни сплава шёл по 16 часов, на сон уходило 3 часа.

Досье
Алексей Шестериков в 90-х годах учился в АлтГТУ. В это же время увлёкся активным туризмом. Совершил длительные одиночные походы по Горному Алтаю, Карелии, Байкалу. Участвовал в сплаве на реке Песчаная и длительных одиночных сплавах по Енисею и Лене.

Город утомляет

– Откуда такая идея – одиночный сплав?

У меня давно была мечта походить по рекам Сибири. Я проходил уже Енисей. Сейчас вот – Лену. А вообще я уже больше 20 лет хожу в одиночные походы. В основном, по Горному.

А по родной Оби пойдёшь?

– Ну, она слишком «нефтяная», и берега у неё заболочены. На следующий год собираюсь на ледник Геблера, там истоки Катуни. Достаточно дикие места.

Таких закатов в городе не увидишь. Фото: Из личного архива / Александр Шестериков

И всегда выбираешь одиночество и уединение. Бежишь из города?

– Ой, город утомляет. Голова информацией переполняется. А от информации надо отдыхать. Голова должна «проветриваться» иногда. А лучше – не иногда, а как можно чаще. Мои друзья в строительной бригаде, где я работаю отделочником, уже привыкли, знают, что летом я всё равно куда-нибудь сорвусь.

Из сообщений в СМИ о предстоящем твоём сплаве не совсем понятно было, что ты планировал сделать...

– Тогда многие журналисты звонили, интересовались, что я собираюсь делать. А я не люблю рассказывать о предстоящих планах. Не из суеверия. Просто думаю, что слишком много энергии уходит в болтовню. Это сильная беда современного человечества, что чешут языком вместо того, чтобы делать.

И во время одиночного сплава можно встретить попутчиков. Фото: Из личного архива / Александр Шестериков

Один и без ружья

Всю реку прошёл?

– Нет, всего около 3 тысяч километров. Почти от истоков стартовал и до Якутска. Нагрёбся, конечно: большая река, где ветер постоянный и, хотя плот плывёт по течению, но против ветра приходится идти на вёслах.

Красивая она, Лена?

– Очень красивая. Если честно, я ожидал, что она будет более дикая, чем Енисей. Но получилось всё наоборот. Енисей оказался более дикий. Но и более скучный, однообразный. Экстрима, правда, я там больше получил: там и шторма были, и вообще с погодой не повезло. А на Лене погода баловала. И эта река, вся из островов и проток, за каждым поворотом – разная. Интересно всё! Скалки, все разной формы. Почти в каждом городе и селе сохранились церкви, старые, ещё XVII века, когда казаки с устюжанами туда шли. Птиц очень много – соколы, гуси, утки, журавли. Лена – река очень чистая. У меня привычка: прежде чем располагаться на стоянку, очищать место. Но здесь даже нечего было собирать, всё чисто – ни пакетика, ни баночки. Думаю, это показывает отношение живущих там людей к природе. Люди, которые мне встречались на Лене, очень отличались от тех, кого встречал на Енисее. Там, в основном, пьяные подплывали. А здесь большей частью – трезвые. Рыболовством занимаются, ну, и охотой по сезону.

Надпись на указателе «Туда – 59. Сюда - 59» Фото: Из личного архива / Александр Шестериков

Чем они интересовались?

– Они не могли меня понять вообще. Впрочем, к вопросам: «А зачем вы сюда идёте?» – я привык, ещё когда по Горному ходил. Люди, которые родились, выросли, живут в таких местах, привыкают к ним и не замечают, что вокруг – красиво, интересно, что там энергетика хорошая. И для этих было понятно только то, что мне надо в Якутск, и я выбрал какой-то дурацкий способ туда добраться. Они спрашивают: «А почему не по дороге-то?».

Не страшно было одному?

– Нет. Хотя многие этому не верят. У меня в Нерюнгри полицейские, когда узнали, что я возвращаюсь из одиночного сплава, весь рюкзак перетрясли – оружие искали. А у меня ничего не было. Опасны же только люди. Зверья я не боюсь. Разве что медведь задерёт. Но уж это – судьба… Медведя я видел на Енисее. Он на меня внимания не обратил. Или сделал вид, что меня не видит. Он по берегу ходил, а я метрах в 100 проплывал мимо. А на Лене из крупных животных только лося видел, как он от мошки прятался.

Ты сам сказал: опасны люди…

– В этот раз ни от кого агрессии никакой не было. И потом, оказалось, что по Лене, в отличие, например, от Енисея, очень много людей сплавляется. Лично я видел шестерых питерских студентов. Потом профессор тоже из Питера на катамаране один сплавлялся. Какая-то семья на паруснике шла. Люди приезжают во время отпуска и сплавляются. Никаких происшествий, всё идеально прошло. Даже мошки, если сравнивать с Енисеем, было мало. Хотя если сравнивать с Барнаулом, то ого-го! Приехал сюда, все говорят: «Ой, мошка заедает». Я говорю: «Да где, покажите хоть одну!».

Местные жители перестают ценить красоту того места, где они живут. Фото: Из личного архива / Александр Шестериков

«Кон-Тики» на колёсах

На чём сплавлялся?

– Шесть камер, а сверху настил из фанеры. Очень удобная штука. Камеры большие – от ЗИЛ-131, где-то метрового диаметра. Плот у меня примерно 2 на 3 метра был. На таком средстве мы ещё 2003 году сплавлялись по Песчанке. Причём все трое «чайники» ещё были. Пошли без спасжилетов, без касок. А Песчанка – речка серьёзная, четвёртой категории. Там в 2008 или 2009 году погибли МЧСники, и Шойгу закрыл реку для сплавов. Ну, а нас как-то пронесло. И мы оценили эту конструкцию. Она крайне неповоротливая, медленная, но зато очень устойчивая.

Ещё один плюс – транспортировка. Туда привёз камеры в рюкзаке вместе с электронасосом. На месте надул их, по дороге – в Иркутске – купил фанеру, бруски и прочее, чтобы сделать настил. А в обратный путь я уже этот плот не брал. Если не жалко, то можно и бросить. Такой плот выходит не дешевле лодки – тысяч 13 рублей.

Молодым людям, которые с компьютером на «ты», рассуждают умно, а от скуки городской маются и ноют, что бы сказал?

– Задницу от дивана надо отрывать! Я серьёзно, без язвительности. Нужно просто встать и сделать то, что ты хочешь, что собирался сделать. Если бы каждый реализовывал свою мечту, эти бы поступки были не менее неординарными, чем мой одиночный сплав.

Фото: Из личного архива / Александр Шестериков

А ты сам первый раз как решился, пардон, «задницу оторвать»?

– Совершенно случайно. Друзья пошли в Горный, и я попросил взять меня с собой. Они вывели меня на кардон, который от Белокурихи в 25 километрах находится, а сами ушли. Это было в апреле. Выпал снег. Я месяц один прожил там в избушке. Меня настолько «проняло», что прямо заболел этим. Человек должен время от времени один бывать. В переход по Лене я даже книжки с собой не брал, чтобы вообще никакой входящей информации не было. Некоторые меня спрашивают: «А чего там делать?». Там не возникает этого вопроса! Даже когда нечем заниматься, всё равно спокойно, умиротворённо себя чувствуешь. Вот когда в поезд садишься, казалось бы, тоже ничего не делаешь. Но на стенку прямо лезешь! Одно желание: скорее доехать. А на плоту другое дело. Один сидишь, и всё нормальным кажется. В городе так не получается. Здесь, если тебе нечего делать, то надо куда-то метнуться или в комп залезть, пошариться.

Впрочем… Как-то позвонил другу, Льву Шапиро, автору песен. Он трубку не берёт. Пишу эсэмэску: «Это я. По Лене сплавляюсь. С днём рождения тебя». Он отвечает: «Спасибо. А я в Амстердаме». И я понимаю – каждому своё.

Интересная у тебя жизнь!

– (Смеётся) Хочу, чтобы в старости было что вспомнить.

А что ещё хочешь увидеть?

– Всё!.. По маршруту Тура Хейердала прошёлся бы...

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество