aif.ru counter
284

Владилен Волков: Общественная палата – это не оппонент существующей системе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. "АиФ-Алтай" 04/06/2014

Согласно Википедии, Владилен Владимирович ВОЛКОВ – российский государственный деятель. По самому Волкову, он – «обычный человек, как все, со своими недостатками».

Этот обычный человек, названный в честь Владимира Ильича Ленина, в свои 34 года (старшее поколение оценит!) «умудрился» стать первым секретарём горкома. Потом был советником в Герате, председателем Совета обороны в нескольких афганских провинциях («Боевое братство» поймёт!); побывал главой и председателем правительства молодой Республики Алтай, членом Верхней палаты РФ…

Это факты, «имеющие место». При этом «публичные» экскурсы в прошлое для Волкова (он регулярно говорит о себе в третьем лице) не то чтобы не свойственны, а …неприемлемы. Но вот поговорить «за жизнь» с 2006 года бессменный руководитель Общественной палаты Алтайского края не отказался, тем более, что только что завершилось формирование пятого состава этого общественного органа.

Досье
Владилен ВОЛКОВ родился 7 июля 1939 г. в Иркутске. Среднюю школу окончил в Горно-Алтайске. Первое образование (техник-технолог) получил в Барнаульском строительном техникуме, трудовую деятельность начал на заводе ЖБИ. «Срочную» служил в Группе Советских войск в Германии. Далее была работа в Горно-Алтайском горкоме КПСС (от инструктора до первого секретаря), в обкоме партии, очная учёба в аспирантуре московской Академии общественных наук (кандидат исторических наук). В 1986-1988 г. находился с дипломатической миссией в Афганистане, после чего вернулся на партийную работу. В 1993 г. избран депутатом Госсобрания Республики Алтай, впоследствии был его председателем, Главой РА, Председателем Правительства РА, членом Совета Федерации. С 2006 г. – руководитель аппарата Общественной палаты Алтайского края, член ОП четвёртого и нового составов. Награждён орденами Трудового Красного знамени, «Знак Почта», государственными медалями РФ.

Власть, смотри!

– Владилен Владимирович, вы ведь не удивитесь, что… скажем так, некоторые жители края не знают о существовании Общественной палаты, а другие некоторые «что-то такое слышали», но чем она занимается, практически не знают.

– Тут фраза «ничего не поделаешь», конечно, не подходит. Смысл создания Палаты таков, что она должна быть общественным лидером. Но, надеюсь, некоторые, о которых вы говорите, это всё-таки не большинство наших земляков. По инициативе и при участии Палаты, её комиссий, членов проходит множество полезных мероприятий, к нам обращается очень много людей по самым разным вопросам, начиная от частных… Другое дело, что нам – и это можно сказать о многих наших некоммерческих организациях – ещё нужно учиться доносить до земляков информацию о своей деятельности. Хотя краевая Палата среди других Сибирского федерального округа в прошлом году стала второй по публичной открытости, нам есть куда расти. Какие наши годы (смеётся)? Мы ещё только взрослеем, мужаем… А с другой стороны, какая людям разница, кто помог, решил их проблему? Главное, чтобы нужный результат был, дело было сделано. Ну вот, к примеру, в прошлом году в барнаульском парке «Лесная сказка» появилась «Тропа здоровья». Не думаю, что наш известный кардиолог – Галина Чумакова, председатель комиссии Общественной палаты по вопросам охраны здоровья и экологии, очень расстраивается от того, что барнаульцы, гуляющие по этой тропе, не знают, что она автор и «двигатель» этой идеи.

– Вот, Владилен Владимирович, «укол» Палате от части людей, знающих не только о её деятельности, но и закон о ней. Полезные практические дела, конечно, хорошо, – говорят они. Но всё-таки ОП должна быть рупором, доносящим до властных структур чаяния народа, и защитником его интересов. А она с третьего состава в принципе не может выполнять эту основную функцию, ибо первых её пятнадцать членов назначает губернатор…

– ...а они потом кулуарно выбирают других…(улыбается). Я сейчас вам повторю то, что уже не раз говорил в разных аудиториях, и в ответ на что видел как положительную, так и отрицательную реакцию. Общественная палата – это не оппонент существующей системе! Это конструктивный и созидательный – не сочтите за пафос – институт гражданского общества.

Нас некоторые упрекают: вы, мол, не критикуете региональную власть, а если когда что и высказываете, то это больше похоже на «мягкие» замечания

Критика не бывает мягкой или жёсткой! Критика бывает конструктивной и интеллектуальной, по делу или критикой ради критики. Считаете нужным кричать, руками махать? Тогда вам лучше идти в политику (смеётся)…

Общественная палата без – вдумайтесь в это слово! – взаимодействия с властными структурами не сделает НИЧЕГО! Мы должны на основе системного анализа существующих проблем говорить: власть, смотри! Вот здесь неправильно, здесь не додумано, здесь не учтено. Мы, поверьте, это и делаем. А что не на митингах и не на площадях – так извините (смеётся). Важность не в тональности разговора, важность – в содержательности.

И я не помню случая, чтобы председатель или члены Палаты пришли в «голубой дом», а их не выслушали. Другое дело, что немало тех, кто хочет сразу здесь и сейчас. А так, увы, только в сказке бывает.

«Куда ж я попал?»

– Когда в 2009 году обсуждался новый порядок формирования ОП, предполагалось, что при нём получится более… качественный состав. Было же, что после того как общественников избирали в Палату на краевых конференциях, некоторых из них впоследствии никто не видел и не слышал? Теперь у вас, надеюсь, нет «мёртвых душ»?

– Поначалу, признаюсь, мало кто понимал, как и что в Палате и с Палатой делать. Федеральный закон об Общественной палате, напомню, вышел в 2005 г., краевую создали в 2006-м. Мы и систему взаимодействия между собой не один год выстраивали. Теперь у общественных и некоммерческих организаций, желающих участвовать в работе ОП, много больше понимания что, как и зачем. Конечно, и в новом составе есть люди, которые после первых дней общения со «старожилами» спросили: «Куда ж я попал?». Но это только потому, что они не в полной мере понимали объём деятельности Палаты. То, что люди задают такие вопросы, не страшно. Было бы желание работать, а оно есть. Но не буду утверждать, что у нас тут всё идеально. Мы решили создать межкомиссионную группу по соблюдению этики и регламента, чтобы, так сказать, «улучшить, углубить» (смеётся).

– Владилен Владимирович, у нас в крае более двух тысяч общественных организаций и НКО, а на слуху, на виду немногие. Остальные кто, что?

– Я точно скажу – 2249 организаций, зарегистрированных в Минюсте. А реально действующих – сотни не наберётся. Можно долго рассуждать, почему так. Может быть, некоторым людям просто хочется, чтобы на визитке было написано «Президент», и они для этого создают организацию? Если серьёзно, то полагаю, что кто-то просто, скажем так, переоценил свои силы. Вот у человека есть внутренняя потребность достичь какой-то благой цели, и он думает, что под флагом общественной организации это сделать проще. А потом оказывается, что никто навстречу с распростёртыми объятиями не бежит, меценаты под такие замечательные идеи деньги на блюдечке с золотой каёмочкой не несут, и вообще в эти двери до тебя уже не один общественник стучался…

Объективных проблем у общественных организаций немало. Найти пути их решения, помочь, поддержать, научить – это тоже задача ОП. Вот сейчас мы проводим цикл обучающих семинаров для НКО, видим большую заинтересованность. Решили проводить регулярно большие форумы для них, будем сообща обсуждать проблемы жизнедеятельности. Банальная истина: когда вместе – и малое растёт, когда врозь – и большое разрушается.

Востребован, и слава Богу

– По вашему мнению, насколько сильно в современном обществе понимание, что сообща можно и «горы свернуть»?

– С одной стороны в последнее время мы видим немало примеров небезуспешной «самоорганизации». С другой стороны это имеет стихийный характер. Пока всё-таки я бы говорил об индивидуальностях: в любом общественном движении роль личности высока. Но я оптимист, верю, что коллективизм в хорошем понимании этого слова в нас проснётся.

– Вы, как мне кажется, ещё и трудоголик: в Палате у вас бездна обязанностей, вы ещё и членом региональной комиссии по помилованию являетесь…

– Вот работа в этой комиссии очень эмоционально «выматывает», хотя у меня прежде был уже такой опыт. Тогда мы для рассмотрения ходатайств выезжали по месту нахождения осужденного; сейчас глаз не видишь, только документы, но всё равно пропускаешь эти истории через себя… А про трудоголика – не согласен. Да, в 7 утра я уже в кабинете, так привык. Но до ночи, как правило, не засиживаюсь: многое можно успеть в «рабочее» время при рациональном распорядке. После смерти супруги меня дома ждут только любимые собака и кот, и они не любят (улыбается), когда я запаздываю. Живу на земле, и на сад-огород всегда время нахожу. И от отпусков не отказываюсь, детей-внуков навещаю. Сын у меня остался жить в Горном Алтае, и я очень люблю там за рулём забираться в отдалённые районы…А вот когда меня вдруг кто-то кому-то пытается поставить в пример, не люблю: я такой же человек, как все, не лишён недостатков. Просто мне нравится работать, и хочется сделать как можно больше. Когда пойму, что уже «недотягиваю», уйду. Но пока чувствую, что востребован, – и слава Богу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах