aif.ru counter
36

Юлия МЮЛЛЕР. Бакс

Маша любила это время, когда все стихает вокруг: и бег трамвая под окнами, и суета улиц, и манящий зов витрин; и даже стрелка на часах, кажется, устало замедляет свой ровный ход. Солнце уже приближалось к горизонту, пурпур неба сгущался и синел, шелковый ветерок теплой струей улетал в другие края, обнимая на прощание всех, кто в этот час был на улице.

Жизнь Маши, как и многих молодых и симпатичных девушек, была вполне удачной, хотя и довольно однообразной. Дни, похожие друг на друга, как камни брусчатой мостовой, по которым она каждый день утром стучала каблучками на работу, незаметно и настойчиво приближали ее к тридцатому дню рождения.

«Ах, мама, мамочка, мамуля! Думаешь, только тебе хочется для дочери белой свадьбы, вкусно пахнущего дома, щебета малышей?» - Маша, как и ее мама, мечтала об этом каждый вечер, когда возвращалась к себе, в небольшую квартирку на восьмом этаже.

Дом ее был очень уютный, красиво и с любовью обставленный, но спокойное семейное счастье никак не желало поселиться в его стенах. Обнимая по ночам мягкую, но, увы, безмолвную, подушку, Маша никак не могла понять: почему так происходит? Вот и этот летний вечерок готовился стать приятным, но самым обычным завершением дня.

Наскоро переодевшись и усмирив заколкой рыжую копну волос, Маша выскочила из парадной, держа в руках холщевую сумку, украшенную сногсшибательным вышитым сердцем. Эту сумку подарил Костик, хороший, в принципе, парень. Возможно, и сложилось бы у них, но мешало иногда время, которого не хватало, иногда усталость, иногда казалось, что рыжая красавица может подождать кандидата получше. В общем… Надо успеть в магазин.

Напевая и перепрыгивая через бордюры проезжей части, Маша подбежала к женщинам, торгующим ягодами. «Почем черника, бабуля?» - «Бери, доченька, тебе со скидкой, да и поздно уже, пора домой». Сухие, иссиня-черные ягоды зашуршали в пакете. Маша уже собралась уходить, но неожиданно она заметила рыжее шерстяное пятно на серой бородавчатой поверхности асфальта.

Это была собака, кокер-спаниель, роскошный американец раскинул свои лапы и хвост на дорожке и совершенно очевидно никуда не спешил. Добротную шею обрамлял красивый металлический ошейник в виде цепочки. Ухоженные кудри, недавно подстриженные и расчесанные, украшали мощное мускулистое тело пса. «Это Ваш такой красавец?» - «Нет, милая, не мой. С обеда тут прибился, вот и не уходит».

Маша присела к собаке, погладила блестящую шерсть, он благодарно посмотрел ей в глаза и, приглашая поиграть, кувырком перекинулся на спину, короткий хвост тотчас забарабанил по мостовой. Открытый добрый взгляд коричневых глаз обдавал теплотой и любовью. Глаза! Один был уже почти белый, как бывает у пожилых собак, да и второй был с мутной поволокой.

«Да ты у нас старичок!» - Маша гладила его, трепала за уши, за лапы, ласкала словами, а сама все думала: «Куда ж тебя девать-то, красотуля ты неземная?» Упорно стучала мысль: взять домой, подать объявление и ждать звонка от хозяина. Но внутренний голос настойчиво возражал: а вдруг хозяин просто зашел в магазин, сейчас выйдет и с удивлением обнаружит, что я его собаку тащу к себе домой?

А вдруг собаку выпустили погулять во двор и скоро пойдут искать? А вдруг, а вдруг… Тем временем небо совсем почернело, дворы опустели, еще не освещенные запаздывающим месяцем, повеяло холодом, и Маше стало неуютно. «Потерпи, дружок, за тобой скоро придут. Сиди. А мне пора домой».

Блестящие подслеповатые глаза еще долго всматривались в сумерки и пытались выхватить из темноты исчезающую между домами фигурку девушки. «Найден пес, кокер-спаниель, рыжий, старенький, добрый. Звоните…» - через минуту помчалось во все концы необъятного электронного пространства.

Ночь овладела всем в этом городе, а Машу никак не оставляла в покое мысль, бьющая и бьющая в висках, как тяжелый гулкий колокол: взять домой, взять домой, взять домой…

Утро пришло свежестью, покоем, уверенностью, и Машины сомнения испарились, как роса под горячими лучами солнца. Кофе, помада, любимое платье – и стремглав по лестнице вниз, на улицу, которая давно ждала и торопила. Бабушки уже заняли свои рубежи и убедительно рекомендовали приобрести самые свежие и полезные дары природы. Рядом на асфальте – никого.

«Ну вот, значит, вечером пришел хозяин и повел домой. К тому же, никто не позвонил. Значит, все ок!» - подумала Маша. Облегченно вздохнув, запрыгнула в подошедший трамвай, и жизнь потекла, как прежде, спокойно и уверенно: солнце грело, ветер освежал, кофе бодрил, мужчины провожали взглядом, босс хвалил, подруги обсуждали…

Так прошел день, другой, третий - ничем не примечательные, хорошие дни. Тихим утром наступила, наконец, суббота, когда можно после долгого душа, не спеша и не думая о делах, увидеть маму, обсудить с ней все, что накипело за пять рабочих дней, да и просто отдохнуть и расслабиться. Выйдя из ванной комнаты, Маша с неприязнью посмотрела на телефон, который пульсировал ярким, синим огоньком, сообщая о пропущенных звонках. «Шеф, наверное. Господи, да что ж это такое! Не поеду никуда, и точка. Я человек или кто?»

Номер был Маше неизвестен, и, пока она всматривалась в цифры, телефон снова зазвонил. Голос женщины бился, дрожал и взволнованно обрывался слезами: «Девушка, я по объявлению, про собачку. Это Вы давали? Да-да, рыжий, 11 лет, глазик больной. Вы знаете, мы были у доктора, лечили, но не помогло.

Нужна была операция, но Баксик уже такой старенький, что никто не взялся оперировать его, он мог не выдержать наркоз. Да, верно, цепочка не шее и очень добрый; Вы знаете, как он всех любит! Он ушел во время прогулки, это было две недели назад. Значит, Баксюша жив! Господи, какое счастье… Так Вы его не взяли? Остался на улице? И где же Баксик теперь? Поищете и позвоните? Спасибо, милая…»

Многоэтажки, наблюдавшие любопытными разноцветными глазами-окнами, серые дорожки, зеленые лужайки, кусты, деревья прилежащего леса, киоски, машины, люди – все мелькало перед Машиными глазами. Хорошо, что Костик пришел в субботу утром, и они вместе помчались на поиски пса-потеряшки.

Он уже не в первый раз был для Маши «спасательным кругом». Почему-то происходило так всегда: когда с Машей случалось несчастье, Костя, как добрый волшебник, оказывался рядом. Он был настоящим другом, который никогда не осуждал, не винил и не упрекал ее ни в чем, просто выручал из любой беды… Бакс потерялся. Никто не смог его найти, и никто теперь не был в силах спасти Машу от нахлынувшей досады на себя, свою нерешительность и от горечи потери.

Костик взял ее руку в свои большие ладони, прижал к себе: «Мы с тобой вместе, ведь, правда? И так будет всегда, слышишь? Ты и я». «Ты и я» - повторила Маша и, откинув прочь все терзавшие ее сомнения, прижалась к его надежному плечу, и стало ей так хорошо, так легко и спокойно, как никогда раньше не было в ее счастливой жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых