aif.ru counter
59

Любовь ГОРОХОВА. Степные рапсодии (поэма)

«Уж и есть за что… Полюбить тебя».

И. С. Никитин «Русь»

 

1

Как древний исполин она лежала,

Нетронутая, девственная степь.

Зимою – белый саван, покрывало.

Весною – любо посмотреть.

Светлее изумруда зелень молодая

Чуть снег сойдет мгновенно прорастает.

И как в калейдоскопе разноцветном

Меняется картина эта летом.

Волнуется ковыль и мягкий, и колючий,

Кузнечиков крылатых хор гремучий,

У норок – суслики – посты сторожевые –

Стоят навытяжку, как будто часовые.

И солнце огнеглазое повисло,

Как с влагою ведро и коромысло.

И зноем пышет, и пролиться угрожает,

Жизнетворящая и огневая.

А над землею воспаренье – дух земельный,

Пьянящий, обжигающий, смертельный.

И молят все небесного Творца,

Создателя, родителя, Отца:

«О, Господи! Прости своих детей!

Дождя пошли нам поскорей!»

– Притихнет степь. Ни звука, ни движенья,

Однообразное, сонливое томленье.

Вдруг грянет гром, и дождь прольется с неба.

Июньский дождичек – куска дороже хлеба.

 

2

Еще я помню вечера степные.

И песни, грустные и озорные.

«Светит месяц над облаками,

Вечерней, раннею порой

Прощался мальчик черноокий

С прекрасной девой молодой».

А мальчик с девочкой навек прощался,

Закат над степью алый разливался.

Но меркнет. Вечер. Всем домой пора,

И разбегается по избам детвора.

По-разному тогда, конечно, жили.

Кто побогаче. Больше – бедностью тужили.

Родители трудились день и ночь,

Чтоб выучить детей и чем-то им помочь.

Я помню, мама шила по ночам.

Все больше людям. Иногда и нам.

Мне сшила платьице веселое из ситца.

Любила в нем я перед зеркалом кружиться.

А мама, глядя на меня, то засмеется,

То тихими слезами вдруг зальется.

А песни! Как она их пела!

От песен тех я рано поседела.

«Вы не вейтеся, русые кудри,

Над моею больной головой…»

Я слушаю и замираю:

Где песня, где плачевный вой.

«Товарочки» (частушки) были в моде.

Она их пела за шитьем и на природе.

«Ты поверь, как я страдаю,

Ты поверь, как я люблю,

По ночам как свечка таю,

Свою молодость гублю».

«Милый мой, пойдем домой,

Пойдем, моя картиночка».

Тебя угонят на войну,

Останусь сиротиночка».

«Ягодиночка на льдиночке,

А я на берегу.

Брось, мой милый, хворостиночку,

К тебе перебегу».

«Через речку быструю

Я мосточек выстрою.

Ходи, милый, ходи мой,

Ходи летом и зимой».

По-детски я не понимала,

Как мама по отцу страдала.

Хоть бедствовали мы, но песни пели.

Старинные. Они нам души грели.

«Стоит гора высокая,

А пид горою гай да гай.

Зэлэний гай, густэсинький,

Нейначе вправду рай».

Как ручейки текли живые звуки.

В моменты эти мы не знали скуки.

 

3

Меня и степь, и песни волновали.

Они во мне любовь к свободе воспитали.

Свобода! Тайная избранница моя.

Я за тобой бежала в дальние края,

Где не было степей. Пески там были,

Гостеприимные в краю том люди жили.

Я полюбила их язык и песни.

В Хорезме было мне вольней и интересней.

Я помню, месяц призрачно сиял,

Пески-барханы смутно освещал.

И чудилось: Меджнун здесь где-то бродит,

Лейлы прекрасной, черноокой не находит.

Его любовь светлее маяка.

Она легендой стала на века.

В песках горячих растворились, как в морях,

Слова: «Мен сени севаман (люблю), – и – ах»…

 

4

«Распаханную степь мы называли пашней.

Но это день уже не нонешний – вчерашний.

– Так начинала мама свой рассказ.

И я его перескажу сейчас.

– На пашне хорошо. Работаем, поем.

А в летнюю грозу и мокнем под дождем.

Пшеница, лен, подсолнушки, горох.

И урожай бывал совсем не плох.

Всяк для себя старался, как умел.

– Крестьянство – русской нации удел.

– Бывало рано спозаранку

Мы выезжаем на делянку,

Ведь пашня требует ухода.

Вот так и жили год из года.

На Покрова играли свадьбы,

И норовили все позвать бы

Меня на свадебный пирок.

«Тебе на пользу это впрок»,

– Шутили бабы, мужики,

– Остры в деревне языки».

– И Чернышковой Насти голос

Звенел, как золоченый колос.

Связать ли, выткать – все умела.

Во всем старательна, умела,

Смугла лицом, черноволоса,

И замуж вышла очень просто,

За Николая, гармониста,

Хотя была и неречиста.

Русоволосый, синеглазый,

Пришелся по сердцу он сразу.

Сыграли свадебку ладком.

Зажили собственным домком.

Пошли детишки друг за другом.

Он – муж, отец. Она – супруга,

Жена и мать его детишек.

Да все девчонки как-то вышли.

Он не журил ее за них,

Любил детишек он любых,

Любил их наряжать в наряды

– И этим счастьем были рады.

Он даже в Фергану однажды

С дружком отправился отважно.

Подарков женам накупили

И о детишках не забыли.

Как в сказке «Аленький цветочек»

Привез мне папочка платочек,

Платочек кашемировый,

Ни разу-то не стиранный,

Зеленый, с золотой каймой.

Любил меня он, папка мой.

И сестрам всем раздал подарки,

А маме ткань. Шелк ало-жаркий.

Горит огнем ферганский шелк,

К лицу он маме очень шел…

 

5

В степи зимой метели да бураны,

В степи зимой темнеет очень рано.

Дороги замело. Лишь санный след глубокий,

Да путник, из нужды идущий, одинокий.

Шла степью женщина по бездорожью,

На саночках везла мешочек с хлебом, рожью.

Мороз охватывал туманом синим.

И страшно было ей в пути том зимнем.

Фуфайка ветхая, а ветер злой,

И на лице пыльцы морозной слой.

По деревням прошла она немало,

Вещички мужнины на хлеб меняла.

А дома на холодной печке дети.

О, Боже милостивый! Есть ли ты на свете?

И зарыдала голосом Настасья.

Такое в жизни выпало ей счастье.

И не одной ей. Многие страдали,

Да только молча все переживали.

Ах, мама, мама! Дорогая ты моя!

Ведь это о тебе слагаю песню я.

Какой в вас дух был, матери России.

С каким трудом вы нас, страдалицы, растили.

Поклон вам низкий до самой земли

За то, что вы для нас, детей, смогли.

 

6

Но шли года, и степь менялась бурно.

Мне говорить, читать, писать об этом дурно.

Всю землю распахали до порогов.

А много брали урожая? Нет, немного.

Где рос ковыль, там свалки расцвели,

И нет хозяина у матери-земли.

В чем парадокс побед тех грандиозных?

– В отчетах дутых, ложных, одиозных.

А люди верили. И как трудились!

Своим трудом на благо Родины гордились.

Пейзаж осенний миротворный.

Все вызрело. Отяжелели зерна.

Как войско присмирело перед битвой,

Так колос к колосу стоит, склонив главу.

И боевым порядком, в четком ритме,

Степные корабли в поля плывут.

Хлеб покоряется лишь только сильным,

Кто вахту в поле сутками несет.

И потечет зерно рекой обильной.

Для счастья Родины и мира потечет.

 

7

Притихла степь. По ниточкам-дорожкам

Выходит ветерок сторожко,

Попутчиков дорожных поджидает.

Вот так вожак пернатых собирает стаю.

И караваны катунов шарообразных,

Больших и маленьких, смешных и праздных

Потянутся по тропочкам степным

За ветром шаловливо-озорным.

А мы гурьбой бежим за катунами,

Куда глаза глядят, не зная сами.

И степь, и детство родиной зовется.

Милее этого едва ли что найдется.

 

8

Солоновский мотив

В степи мне дышится и легче, и вольней,

В степи и глазу, и душе-то веселей:

То холмик насыпной, а то ложок,

То необычный, красочный цветок.

И взором обведя степную эту ширь,

Воскликнуть хочется: вот матушка-Сибирь!

Но я боюсь напыщенности фраз,

И не о том сейчас мой новый сказ.

Я свои чувства песней изолью,

В ней вы любовь услышите мою.

А песня русская сама собой поется,

И вместе с ней душа на волю рвется.

«Степь да степь кругом,

Путь далек лежит,

В той степи глухой

Умирал ямщик».

Вот так бы умереть в родной степи,

Чтобы никто не мог тебя найти,

И стать сиреневым цветочком у воды,

И никакой не знать-не чувствовать беды…

«Про меня скажи,

Что в степи замёрз,

А любовь её

Я с собой унёс».

 

Эпилог

Бродячий бард, рапсод ли, трубадур –

Их много было поэтических натур,

Свободно проявляющих талант.

Вергилий, Алигьери Дант…

А я прикована цепями к школе

И не имею сладкой воли.

Но верю я: придет мой светлый день,

Исчезнет угнетающая тень.

И мои песни и стихи, как дар небесный,

Займут им подобающее место.

 

Об авторе

Горохова Любовь Николаевна – учитель русского языка и литературы, поэтесса. Родилась в 1940 году в селе Солоновка Алтайского края. Отец ушел на фронт, когда Любе было два года. Погиб. В семье осталось четверо детей, все девчонки. Пережили бедность и голод военных и послевоенных лет. Но, несмотря на трудности, учились хорошо.

В 1967 году Любовь Николаевна закончила Хорезмский Государственный педагогический институт, факультет русского языка и литературы. Большую часть своей жизни и сейчас Любовь Николаевна живет в селе Волчиха Алтайского края. Более 17 лет ее творчество публикуют в районной газете «Наши вести».

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых