aif.ru counter
234

Барнаульские хирурги в возмущении и отчаянии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. "АиФ-Алтай" 31/08/2011

Однако беседа наша вышла гораздо шире, чем предполагалось...

К нам обратился хирург второго хирургического отделения первой городской больницы Барнаула Валентин Шевченко. Он рассказал, что в июне, перед Днем медика, губернатор Александр Карлин объявил, что хирургам, анестезиологам, медсестрам-анестезисткам и операционным сестрам с 1 июля полагаются профессиональные доплаты. Август на исходе, но никаких доплат медики так и не увидели.

– Звонили в бухгалтерию, нам сказали, что приказ подписан, а денег нет. По какой причине и когда будут – нам не объясняют, – говорит Валентин. – Дело не только в деньгах, дело в отношении. Прошла информация в СМИ, что врачам доплатили по 5 тыс. руб., и простые обыватели об этом знают, и каждый пытается попрекнуть врача, что вот, вы получаете бешеные деньги. А денег-то нет. Это больше всего и обидно.

Как нам объяснили в краевой администрации, причины произошедшего чисто бюрократические – «тяжело прошла процедура согласования».

– 19 августа Притупов (вице-губернатор Владимир Притупов, – прим. авт.) подписал соответствующие документы, на этой неделе остальные согласовательные процедуры будут закончены, деньги придут, и уже на следующей неделе медики свои выплаты получат, – пояснила (разговор состоялся 22 августа; на момент выхода номера, 30 августа, деньги так и не пришли – прим. авт.) начальник планово-финансового отдела краевой администрации Ольга Харламова. И заверила: в дальнейшем таких проблем возникать не должно.

Казалось бы, подумаешь, задержали, пообещали же, выплатят. Просто неприятная ситуация наложилась на целый комплекс острых ежедневных проблем, стала той самой «последней каплей», которая заставила хирурга заговорить публично. И не только об этом…

О зарплате…

Вряд ли бы стали врачи поднимать вопрос о доплатах, если бы не нищенские зарплаты.

– У меня оклад за минусом подоходного налога около 4000 руб., – рассказывает Валентин. – Столько я буду получать, если буду работать как нормальный человек по 8 часов 5 дней в неделю. Но я, как и мы все, работаю не как нормальный человек.

С учетом всех суточных дежурств (их 6-8) получаю 8-12 тыс. руб. Мы не появляемся дома, потому что живем на работе, и при этом находимся в нечеловеческих условиях труда: бессонные ночи (это огромная эмоциональная и физическая нагрузка), риск заразиться гепатитами, ВИЧ, огромная ответственность за жизнь людей, а этому еще и предшествовали 7 лет учебы (плюс случайный человек в хирургию не попадет – этого надо добиться большим трудом) и за все это 10 тыс. руб.

Два отделения в нашей больнице оказывают круглосуточную экстренную хирургическую помощь (когда пациентов привозит «скорая», – прим. авт.), «экстренность» должна оплачиваться, как это происходит, например, в ЦРБ. В наших фишках такой графы нет, поскольку (как нам говорят) больница носит статус планового стационара. И то, что мы ночью оперируем ножевые ранения, аппендициты, холециститы и так далее (все, что относится к экстренным видам помощи), никого не волнует.

Об условиях…

– Вот власти говорят, что реализуются какие-то программы. Может, они и запущены, может, они и дадут какой-то эффект позднее. Пока же все только ухудшается, – продолжает рассказ Валентин Шевченко. – Вот у нас стоит рентгеновский аппарат уже два года. Компьютерный томограф периодически ломается – работает не больше месяца в году, все остальное время – в ремонте.

По сути, работа идет на энтузиазме и руках. Мы делаем все руками, и пациенты вылечиваются благодаря нашим рукам. Если к этому приложить диагностику своевременную и лечение качественными препаратами, результаты были бы гораздо лучше. А когда говорят, что на медицину выделяется столько-то миллионов, кто-нибудь задумывается, много это или мало?

О нагрузке…

– Администрация создает видимость благополучия, а ситуация катастрофическая. Кадров не хватает. С февраля по август уволились четыре человека, двое сейчас на старте. – На одного врача-ординатора сейчас приходится порядка 25 пациентов.

А в сентябре (когда в отделении будет работать 4 врача на 16 палат) по 30 человек будет. Это в стационаре. А есть еще другие отделения, куда мы ходим на консультации. А еще есть амбулаторная помощь – когда «скорая» везет нам пациентов – это еще порядка 10 человек на врача. Плюс походы в операционные, ведение документации, перевязки и пр.

По медсестрам ситуация еще хуже. В отделении три сестринских поста. За каждый должна отвечать одна сестра и одна санитарка. Сейчас на все отделение одна санитарка и две сестры. Санитарка вообще получает 2 тыс. руб., на нее приходится 70-90 человек. Это очень тяжело. Просвета не видно.

Об альтруизме…

– Что такое ставка, это 7,5 часа работы в день. До 15.24 я должен работать, до этого времени моя работа оплачивается. Но всю работу сделать за это время нереально, – говорит Валентин. – Или вот пациенту стало плохо в 15.00., в полчетвертого, когда наш рабочий день окончен, мы его взяли в операционную, мы же не бросим его, идем и оперируем, а операция может длиться и 5 часов. И за то, что мы отстояли, – нам никто не заплатит. Это голый энтузиазм и забота о пациенте.

Работа мне нравится, опыт колоссальный, больше нигде не приобрести такого. Но хочется идти домой и не думать, что купить: хлеб или чай. Я пока не женат и детей у меня нет. Но я не представляю, как справляются семейные люди.

Работают на трех-четырех работах, чтобы платить ипотеку и содержать детей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (13)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах