aif.ru counter
509

Старейший актер алтайского драмтеатра: «У нас самый бедный театр за Уралом»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. "АиФ-Алтай" 24/05/2017

Искусство меняет общество, меняется вместе с обществом. Режиссёры театра и кино постоянно ищут новые формы и смыслы, которые, в условиях свободы самовыражения, часто связаны с экономическими реалиями.

Но Алтайский краевой театр драмы им. В. М. Шукшина живёт без главного режиссёра уже много лет. О том, к чему это привело, мы решили поговорить с патриархом сибирской сцены, старейшиной Алтайского краевого театра драмы, Заслуженным артистом России Алексеем Самохваловым, отметившим в этом году своё 95-летие.

Где набраться опыта?

Константин Ермолин, АиФ-Алтай: Алексей Николаевич, насколько важна для театра фигура главного режиссёра?

Алексей Самохвалов: Самая большая беда нашего драматического театра – то, что мы остались без главного режиссёра. Вот уже в течение восьми лет театр, по сути, бесхозный. Я не представляю, чтобы большой завод мог работать 8 лет без главного инженера. А тут это мало кого беспокоит.

Главный режиссёр – это прежде всего репертуар. Это генеральная линия. Раньше драмтеатр работал неплохо, получал золотые маски, участвовал в фестивале «Сибирский транзит» и ниже третьего места не опускался.

А теперь, третий год подряд, на «Сибирский транзит» нас даже не приглашают. Нам нечего показывать. Система отбора исключает прохождение на фестиваль слабых спектаклей.

Для провинциальных театров свой региональный фестиваль – как глоток свежего воздуха. Фестиваль позволял актёрам учиться, смотреть, как работают в других театрах, сравнивать. Это школа актёрского мастерства, и в Сибири есть у кого поучиться.

– Кто же виноват, и что делать?

– Виновата обстановка. Так получилось, что театр не вписался в новое время. Приняли спорное решение – дали возможность режиссёрам в стране зарабатывать – кто сколько может. И сейчас в среднем за спектакль очень средненький, даже бедненький режиссёр получает 400-500 тыс. рублей. Это за полтора месяца работы. Гастролирующий режиссёр, за год поставив четыре спектакля, получит 2 млн рублей, а работая в театре, он будет в лучшем случае получать 50 тыс. рублей в месяц.

Руководство нашего театра говорит, что не может найти главного режиссёра. Почему – понятно. Но без режиссёра нет театра. Неужели наше министерство культуры, администрация края не могут найти режиссёра? Да, у нас очень маленькие зарплаты. У нас самый бедный театр за Уралом и в Сибири. Во многих театрах страны, чтобы поддержать актёров, сохранили существовавшие раньше тарифные ставки. У нас тоже немного доплачивают – за репетиции, за выход на сцену – но в любом случае зарплата в театре невысока – около 10 тыс. рублей. А в Новосибирске очень средний актёр получает 40 тыс. рублей. Трудно в таких условиях искать режиссёра. Но необходимо.

Эстрада или театр

– А как вы оцениваете уровень существующей режиссуры?

– В театре отсутствует не только главный режиссёр, нет и очередной режиссуры. Поэтому актёры берутся ставить спектакли. Если посмотреть последние три премьеры, то нельзя ничего сказать про молодых актёров. Старшее поколение отодвинуто в сторону, репертуар держится на молодых. Молодые знают, что должен быть режиссёр, который ставит спектакли. А ставить-то и некому. И научить некому. Поэтому варятся в собственном соку, делают то, чему их учили в институте. Но делать режиссёра из выпускника института – это как лейтенанта ставить командовать дивизией.

Настоящим актёром, профессионалом, при наличии способностей и таланта становятся в лучшем случае к 40-50 годам. У актёра в театре длинный путь. Нужно пройти определённую школу режиссуры, театрального мастерства, чтобы состояться. Когда я в 50 лет играл Арбенина – только тогда понял, что это такое. А до этого, сколько ни брался, у меня не получалось.

Театр сегодня упрощается. Особенно хорошо это видно по последним премьерам. Терпеть можно, ничего страшного в каждой из них нет, многие говорят – милый пустячок. Но почему этот пустячок должен присутствовать на сцене краевого театра драмы им. Шукшина? Страшно то, что наметилась тенденция отрицания всех театральных канонов – театр начинает превращаться в КВН.

Раньше нам, актёрам, категорически было запрещено разговаривать один на один со зрительным залом. А здесь герои постановки общаются не друг с другом, а со зрителем, который ещё в действии не разобрался. Зачем? Или появился на сцене живой оркестр. Замечательно. Но он же должен быть вписан в действие. А на деле – выходит на сцену артист приятной внешности, становится в позу Муслима Магомаева и начинает зрителю петь. При чём здесь театр? Это эстрада. Почему он зрителю поёт? У него по сюжету есть женщина, которую он любит – пусть ей и поёт. Но выходит женщина и тоже начинает петь зрителю. Наши спектакли дошли до того, что у двух новых спектаклей одинаковый финал. Это настораживает.

Будущее молодых

– Но если зритель идёт, значит, новые постановки ему нравятся?

– Уже проявилась тенденция отменять спектакли, если нет зрителя. И раньше такое было – всегда картошку по весне сажали, осенью собирали, праздники были, зрителю было чем заняться. Но главный режиссёр театра и худсовет искали репертуар на период спада интереса. Помню, мы ставили «Детей Арбата», на сцене был Сталин – и зритель не просто пошёл не спектакль, а попёр. А перед этим запутался репертуар, переборщили с комедиями. Но нашли выход – привезли из Москвы пьесу «Конец» Шатрова. О последних днях Гитлера. Нашли на Гитлера великолепного актёра. 11 дней подряд в театре был аншлаг. А сейчас у нас весь старый репертуар поснимали, следующий сезон начнём с тремя спектаклями? Есть опасения, что зритель на них не пойдёт. Если за лето не придумаем что-нибудь интересное, кроме этих трёх премьер, зрителя мы можем потерять.

– Вам нравится игра молодых актёров?

– Часто говорят: актёр хорошо играет. Но актёр не имеет права играть на сцене, он должен переживать своего персонажа, проживать его жизнь. Но режиссёр заставляет играть. В последнем спектакле есть сцена, где должны играть пожилые актёры. По сюжету это зимний период любви. А играют два молодых актёра – они изображают стариков, но не их вина, что они не могут прожить жизнью старшего поколения. Редкий молодой актёр может перебороть свой возраст и показать на сцене, что ему 60-70 лет.

Я не обвиняю молодых ребят, которые у нас есть. Среди них много одарённых. Но беда в том, что их талант пропадёт. Актёр в них погибнет. И не по их вине. Когда театр превращается в самодеятельность – я «против». И не потому, что лично мне это не нравится. А потому, что мне жалко молодёжь, которая в таких постановках участвует. Если мы не найдём главного режиссёра, не пересмотрим подходы к репертуару, мы растеряем не только зрителя, но и актёров.

Досье

Алексей Самохвалов.

Ведущий мастер сцены, заслуженный артист России. Родился 27 марта 1922 года в Тюмени. Его семья перебралась в Барнаул, когда Алексею было одиннадцать лет. Творческий путь начал в 1936 году в труппе Барнаульского драмтеатра. Во время войны был призван в ряды РККА, демобилизовался в 1945 году и сразу вернулся в театр. Работал в театрах Сибири и Дальнего Востока. В труппу Алтайского краевого театра драмы вернулся в 1974 году. За 80 лет театральной деятельности Алексей Николаевич Самохвалов сыграл около 300 ролей, поставил 40 спектаклей.

В этом году Алексей Николаевич был удостоен премии «Легенды Алтая» по версии «АиФ-Алтай» в номинации «Жизнь в искусстве». Сам же он три года назад учредил именную премию, которой поощряет талантливых молодых актёров и работников закулисья.

Алексей Самохвалов и главный редактор АиФ-Алтай Анжелика Соболева.
Алексей Самохвалов и главный редактор АиФ-Алтай Анжелика Соболева. Фото: АиФ/ Евгения Савина
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах