aif.ru counter
245

Писательница Жанна Алимова о России, Англии и всех нас

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ-Алтай" 21/03/2012
Там у меня есть друзья, мы разговариваем даже на глубокие темы, но не касаемся нервов – иностранцы, в отличие от нас не любят боли.

И каково же было мое удивление, когда я еще не успела повесить пальто, а в кофейню уже вошла Жанна Алимова – писательница, поэтесса, художница, детский психолог и просто смелая, по-хорошему авантюристичная женщина, отважившаяся 9 лет назад кардинально изменить жизнь и уехать из Барнаула с дочкой в Голландию.

«Вы уже здесь? А я странным образом не опоздала, даже раньше приехала! И вы – это телепатия!», – скажет совсем не в шутку, она. Телепатия – лишь одна из нитей нашего не самого длинного, но очень концентрированного разговора…

Я как электрон

А как иначе, если вся ее жизнь – сплошной остросюжетный роман – бери и фиксируй, даже выдумывать ничего не надо. Похищение ребенка из-за долгов русского мужа бандитам; знакомство с голландским мужем по Интернету; переезд в чужую страну с нулевым знанием языка; личные драмы и «хэппи», но не «энд» – с новым английским супругом, отец которого охранял самого Черчилля!

– Я могу поговорить с любым человеком, у которого горе какое-то случилось. Ребенка украли? У меня было такое. Муж изменил? Было такое. Муж погиб? Было такое. Суицид в семье? Было такое. Предательство самых близких?

Все это у меня было, поэтому я могу на любую тему поговорить и понять. Даже если что-то еще не случилось вдруг в моей жизни, а случилось за эти сорок лет практически все, что могло – хорошего и плохого, – скажет в конце нашей встречи Жанна. Но мы вернемся к началу.

– Почему вы уехали из России, это был сознательный выбор лучшей, хорошей жизни для себя и дочки?

– Да. Но какой «хорошей»? Не как в Москву за колбасой ездили, чтобы наесться. Хотя, когда я приехала в Англию, изобилие меня смущало. Я же часто в России голодала – был выбор: деньги на «черный день» оставить или пойти себе хлеба, молока купить, ребенку фруктов. Сейчас я так живу в Англии. Хорошо там голодать при изобилии всего. Я просто очень мало ем – энергию получаю от людей, из книг, хожу в театры – это тоже пища. Моя душа более голодная, чем мое тело.

Я уехала – хотела себя поменять. Поменяла.

Еще как получалось… Знаете, есть физические законы: электрон вертится по орбите и набирает энергию – он перепрыгнет на следующую орбиту в том случае, если накопит достаточно энергии. Я здесь, видимо, накопила достаточно энергии, вышла на определенный уровень, я была другая, я чувствовала, что я другая и меня стало что-то отсюда вытеснять.

Тяжело в мозгах

– Каким образом?

– Сначала я поехала в Москву, где стала посещать разные форумы, конференции писательские, у меня даже было задание от одной организации проинтервьюировать всех художников, которые иллюстрировали Андерсена – для этого я поехала в Питер и все думала, куда же меня выжимает из этой страны?

Видимо, судьба, рок – не знаю. Может, господь бог хотел меня поместить в другие обстоятельства, другой социум, чтобы я, как растение, набрала силу, цвет. Возможно, когда-нибудь я приеду назад, в Россию, внесу какую-то лепту – думаю, книгами я тоже что-то меняю. Вот в эти дни буду встречаться с людьми в библиотеках – буду им говорить, что жизнь здесь не тяжелее, чем где-либо. Тяжело у нас в мозгах.

Во всем виноват… Ленин!

– Вы действительно считаете, что жизнь в России не труднее, чем в Европе?

– Жизнь трудная. Но я своих друзей спрашиваю, когда ты хмуришься, что-то меняется? Я сейчас много езжу в общественном транспорте и наблюдаю, как все сели и нахохлились, как совы. И едут – прям едут! Друг на друга не всегда смотрят, если улыбнешься кому-то, человек просто не знает, как тебе ответить – у него в голове нет функции, чтобы определить: человек улыбается и ничего при этом не говорит, и ты его при этом не знаешь, что делать? Наверное, отвернуться. Наверно, он какой-то ненормальный или смеется надо мной. Это отношение к жизни.

Я, знаете, виню кого? Ленина, истребившего нашу аристократию – теперь нам надо слой этот нажить. Вот нет породистых людей без наших предков. Это же испокон веков передается. Я сейчас живу в Англии и вижу, чем отличается Англия от Голландии, Голландия от России… Россия еще очень молода душой. Культуры практически нет. Она такая очаговая: в театрах, в каких-то клубах по интересам. Она не вышла еще на улицы.

И люди, когда научатся улыбаться, когда поменяют что-то в голове…

Я не работала никогда и нигде труднее, чем в Англии. А когда я работала в России, думала, что это трудно. Не было трудно работать. Было трудно выживать. В Англии я работаю трудно и учусь трудно и плюс это не мой родной язык. Но жизнь легкая, потому что люди стараются облегчить ее друг другу. Они стараются прийти вовремя, они стараются сдержать свое слово. У них уже есть понимание устоя из библии: возлюби ближнего своего. А для начала-то себя нужно полюбить!

– Мы не любим себя?

– В России люди себя не любят, а в Англии – я в целом говорю, глобально, может, грубо – себя любят и уважают. Испокон века у них так было. Они ценят свою историю, культуру, берегут это. Я сейчас среди них учусь в университете с близкой моей подругой, англичанкой, мы разговариваем на очень щекотливые темы – а там повсеместно присутствует политкорректность, люди стараются не касаться зыбких тем.

И вот я ее спрашиваю, как ты, англичанка, чувствуешь себя в нашей группе, где почти 65% – выходцы из Африки, я и еще одна женщина приехали из Восточной Европы, а еще есть индийцы, азиаты и только 15% англичан. Она говорит: мне единственное страшно, что люди приезжающие из разных стран с разной культурой, разных взглядов, разрушат нашу Англию.

Но Англия настолько сильная, энергетически хорошо заряженная, страна – она нас адаптирует.

Читала Столыпина и плакала

– Прочитав это, многие подумают: ага, как же, полюби себя и сразу все изменится! Как изменится, когда у нас такое правительство, коррупция, произвол чиновников?…

– Думаете, в Англии этого нет?

Я читала здесь недавно, не поверите, Столыпина. Ехала в автобусе, читала и плакала. Потому что реформы, которые он предлагал в 1905-1908, касаются России сейчас. А мы-то в XXI веке живем! Я просто отвернулась к окну и думала: боже мой, как мы далеко, какой нам надо сделать прорыв и скачок! И опять же он говорит, что без гражданственности не будет правового государства.

Вот люди говорят: государство виновато. Да нас любого туда посади, мы сделаем то же самое: будем думать о себе, отправлять детей за границу учиться и прочее, прочее.

Мы должны меняться здесь, на местах. Государство вообще не причем. Недаром восточный мудрец сказал: каждый народ достоин своего правителя. Люди не хотят поворачивать на себя стрелки. Мы ждем от правительства чего-то.

Знаете, по фэн-шую, первое, что мы должны сделать – ревизию: в голове, квартире – вычистить все углы. В грязных местах накапливается отрицательная энергия. Начать мыться, в конце концов! Знаете, я сейчас часто стою в каких-то очередях – оформляю документы, делаю платежи. И вот раз – «Gucci Rush» на меня пахнет, а следом такой ядреный пот! Оборачиваешься, а там две молодые женщины… Вода дорогая… Ну, все равно можно мыться, я думаю. Красивая жизнь начинается с личной гигиены.

Даже с малого начать: с утренней гимнастики, с улыбки самой себе… Знаете, как это работает! Говорят, за границей люди улыбаются только губами, глаза у них не улыбаются. Но даже если одни губы улыбаются, идет информация в мозг – человек счастлив, есть что-то хорошее в этой жизни. Пусть он просто механически улыбнулся.

Мозг наш можно обмануть, можно загипнотизировать – вам будут сверлить зубы, и вы ничего не почувствуете. Мозг – умница! Мы можем телепатировать – я в это верю! Вы сегодня почувствовали, что я приду пораньше, вы знали, и я знала – в это нужно верить. И улыбаться. Давайте ломать лицо, чтобы трескалось, чтобы улыбаться, пусть сквозь зубы сначала.

Общаться с женихом помог Винни Пух

Вы и художник, и поэтесса, и писательница, и психолог. А как бы сами себя назвали?

– Моя единственная настоящая цель – жить и начувствоваться в этой жизни. Чем больше я начувствуюсь, тем больше и шире вырастет моя душа.

Что я для этого делаю? Я рефлексирую постоянно. Сейчас с вами встречусь и буду потом думать: шесть лет назад у меня брали интервью, я говорила о другом, я видела себя по-другому, этот город по-другому, людей, свое творчество, свою личную жизнь.

Знаете, раньше я смотрела на мир из себя, а сейчас я уже знаю себя немножко, потому что мне 43 года, и могу смело на себя посмотреть со стороны, глазами других людей. Я всегда так пыталась, но сейчас у меня это получается.

- О чем вы скучаете в Англии?

- По русскому языку. Мы разговариваем с моей дочерью по-русски и какой-то у нас выработался свой русский язык, но не вперемешку с английским. Мы стараемся не мешать слова, хотя бывает…

А бывает, просыпаешься утром и никакого языка в голове нет: ни русского, ни английского, ни голландского. И не знаешь, чего бы в голове накорябать, чтобы начать говорить. А иногда на ум приходят все три языка враз.

- Страшно?

- Нет, забавно! Когда выйдешь за рамки себя, уже ничего не страшно – не страшно быть смешным, нелепым. Смятение бывает: звонят подруги Карины из Голландии, разговаривают на голландском, я им отвечаю на английском, они меня понимают, я их понимаю, а потом на доли секунд наступает ступор: на каком мы языке разговариваем? Почему я все понимаю, но это не русский?

А так, моя дочь разговаривала с мужем на голландском, мы с ней на русском, а я с мужем на английском и на голландском – за столом по три раза в день у нас три языка фигурировало.

- Неужели вы совсем-совсем не знали языка, уезжая из России?

- Вообще не знала! Вот когда я по России попутешествовала и поняла, что мне надо куда-то дальше, случайно познакомилась на Дне рождении с одной девушкой с радио.

Она меня спросила: как у вас с мужем? Я говорю, что я «недовышедше» замуж – такой у меня статус. А она говорит: а я женихами занимаюсь.

О, вот это интересно! И все, так я нахожу иностранного парня через Интернет. Но однажды моя подруга, которая мне помогает с ним общаться (у нее английский великолепный) уезжает в Москву – встречаться со своим иностранным женихом. И я остаюсь со своим одна.

Как же с ним общаться, писать сообщения? Я нахожу книжку на английском «Вини Пух» - больше у меня ничего не было – кладу ее на колени, рядом словарик, и о чем бы он ни говорил, я ему пишу про день рождения, потому что книжка про день рождения ослика! (смеется).

Мы любим боль, они избегают нервов…

- А в плане творчества, где вам было легче: там или здесь?

- Здесь. Я не знаю даже почему, наверное, потому что душа моя здесь. Хотя теперь она уже там…Не знаю. Люди-то мы разные: русские и европейцы. В России какие плюсы? здесь все новое, новая душа у людей.

Пройдет время, и мы будем улыбаться. Но за этим бы не потерять нашу «русскость. Мы любим боль. За границей не любят боли. А боль – двигатель душевного прогресса. Та боль, через которую Иисус прошел, - самый короткий путь для развития души. И у нас эта боль есть: за все и за всех – вот это самое ценное в русском человеке.

Вот мы с вами в театре встретились и за одну секунду поняли друг друга, стали разговаривать. Англичане так близко не подпустят. И не потому, что они боятся нарушить личное пространство.

Мы как с моим мужем последним, английским, стали жить вместе, мне, чтобы его «размять», чтобы он показал себя, понадобилось два года! Я ему говорила: ты такой сдержанный, так умеешь контролировать свои эмоции… А есть ли там эмоции? – стал возникать у меня вопрос. А он говорит: за 49 лет я не задавал себе вопроса, есть ли у меня душа, есть ли эмоции, я как-то жил и жил… И тут вдруг пришла ты и говоришь про душу – я никогда про это не думал. Эмоции у него есть, но где-то там, далеко-далеко.

- Трудно, наверное, общаться с этими сдержанными неэмоциональными англичанами такой живой натуре?

- Трудно. У меня есть друзья. Мы с ними разговариваем даже на какие-то глубокие темы. Но мы не касаемся нервов. Я могу что-то сокровенное сказать и увидеть в глазах…понимание, но непринимание.

Мать моего мужа не допускает разговоров на тему личных отношений, чувств – она не знает, как на эту тему говорить, как реагировать, как свои эмоции транслировать. Она как птичка пойманная. Когда я что-то говорю – она понимает, но она этого не хочет. Или она думает, что это больно будет, или «не по-английски»… Здесь в автобусе чиркнешься с кем-то плечом, обернешься и будто в глаза заглянул, а в Англии не заглянешь…

Досье

Жанна Алимова-Картер – поэт, прозаик, художник. Автор поэтического сборника «Быть может» (Барнаул, 2003). Родилась в 1968 году в Алма-Ате. В 2000 году окончила БГПУ, работала в Центре Творчества. Ее стихи звучали на краевом радио, публиковались в краевых газетах и журналах.

С 2002 года член Союза профессиональных литераторов России.

С 2003 года жила в Нидерландах, где приняла участие в четырех выставках картин, публиковала свои стихи в русскоязычной газете. В 2005 году участвовала в Международном фестивале русской поэзии, прозы, публицистики, изобразительного и прикладного искусства в Чехии (г. Брно).

С 2007 года живет в Англии.

В эти дни презентовала в Барнауле свою вторую книгу стихотворений и прозы «Déjà vu» (Дежавю).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах