aif.ru counter
223

Ольга Падалкина о «родословной» Отечества и роли музейных смотрителей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ-Алтай" 14/12/2011

О музейной работе изнутри мы говорим с Ольгой Падалкиной, заслуженным работником культуры РФ, «прожившей» в Алтайском государственном краеведческом музее уже 35 лет, одиннадцать из которых – в должности директора.

Любим, когда в залах шумно!

– Ольга Викторовна, при слове «музей» многим людям представляется «камерное» учреждение, где очень медленно течет очень размеренная жизнь, за спокойствием которой присматривают полусонные старушки. Насколько это представление не соответствует действительности?

– Совсем не соответствует. Если бы музеи были бы «сонными» учреждениями, то поверьте, 90-е годы прошлого уже века они бы не пережили. Как учреждения культуры сошли бы с «дистанции». Но музеи не только не исчезают, но и развиваются. Вы заметили, что в последнее время желание знать родословную своей семьи стало весьма актуальным? А музеи – это, по сути, родословная сотен тысяч, миллионов семей, всего Отечества; если говорить именно о краеведческих – родословная малой родины. Это всегда будет востребованным знанием.

Другой вопрос – как его преподнести, как заинтересовать широкий круг сограждан. И тут уж сотрудникам музеев не до медлительности – в широком смысле слова, а в прикладном, конечно, работа с фондами, документами не терпит суеты, требует соблюдения строгих процедур. К слову о спокойствии: когда мы говорим о том, что в музейных залах должен быть порядок, под ним подразумевается абсолютная тишина.

Мы даже любим, когда в залах шумно! Это значит, что музей живет, в нем интересно! А мы очень стараемся, чтобы у нас так и было. Вот в нашей книге почетных гостей уважаемый в российском музейном деле человек – Наталья Дементьева (историк, бывший министр культуры РФ, член Совета Федерации, – прим. ред.) однажды написала: «В этом старом здании живет удивительно современная научная мысль». Точнее, пожалуй, про наш сегодняшний музей не скажешь.

«Умное» пространство со спецификой

– Под научной мыслью подразумеваются исследовательские работы и труды ваших сотрудников?

- Далеко не только это. Формирование музейного собрания тоже требует грамотного научного подхода. Музей – это не лавка древностей! Нужно видеть не только исторические, но и современные тенденции развития региона, и учитывать их при комплектовании коллекций. Работа с посетителями также требует серьезной подготовки. При том, что музеи можно отнести к досуговым учреждениям, мы никогда не ставим целью только «привлечь и развлечь» – музей должен быть «умным» пространством!

– Ваши главные посетители – кто они?

– У нас все главные. Но основной поток, конечно, школьники и студенческая молодежь. По субботам и воскресеньям идут в основном семьи, мы уже знаем, когда именно приходят папы с детьми, бабушки с внуками. Немало людей, предметно занимающихся краеведением: помимо всего прочего у нас есть солидная библиотека краеведческих изданий. Летом, хотя и ненамного, увеличивается туристический поток. Очень приятно, когда москвичи или петербуржцы отзываются о нашем музее как о весьма любопытном, и говорят, что поняли «специфику» Алтайского края.

Очень ценные экспонаты

– Ольга Викторовна, каким образом в настоящее время пополняются музейные фонды? Вы «приметы старины глубокой» сами разыскиваете, люди приносят или как?

– С этими «приметами» со временем все сложней. Но мы же уже договорились, что музей – это не лавка древностей, во всяком случае, не только. Поиски мы, конечно, предпринимаем – в ходе ежегодных историко-этнографических экспедиций. Но вот, к примеру, в крае два года уже проходит конкурс на звание народного мастера, и некоторые работы замечательных алтайских мастеров пополняют музейные коллекции.

В последнее время к нам также поступили материалы очень интересных наших сограждан. К примеру, Валентины Михайловны Борисовой-Хроменко, почетного гражданина Алтайского края, заслуженного врача РСФСР; Алексея Павловича Уманского, участника ВОв, археолога, доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки РФ, работавшего в барнаульском педагогическом институте.

Отдельной темой в нашей работе стало комплектование экспонатов будущего музея Михаила Калашникова. Он, как известно, будет открыт на родине оружейника – в с. Курья в статусе филиала нашего музея. Трижды за последние два года наши сотрудники встречались с Михаилом Тимофеевичем, он передал нам немало материалов о своей биографии, личных вещей, макетное стрелковое оружие. Посмотрите, буквально только что доставили ценную посылку из Златоуста. В ней два изумительных кортика в разном исполнении из коллекционной серии имени Калашникова, с его факсимиле на клинках: очень ценные экспонаты…

– А если в ведомственных или школьных музеях встречаются документы, предметы, которые, на ваш взгляд, как нельзя кстати «легли» бы в коллекции краеведческого музея, как тут можно поступить?

– Сначала поясню, что по законодательству музейный фонд делится на государственную и негосударственную части. То, что хранится в названных вами учреждениях, по сути, есть негосударственная часть единого музейного фонда страны. Мы с достаточным уважением относимся к музейным организациям, лишь бы они правильно обеспечивали сохранность музейных предметов. Хранится ли в них, то, что нам нравится? Однозначно, да.

К примеру, в музее бывшего станкостроительного завода, есть прекрасные фотографии, знамена и т. д. Бывает, что нам передают какие-то предметы, понимая, что у нас больше возможностей гарантировать им должную сохранность, ввести их в научный оборот, да и просто сделать доступными для широкого круга людей. Но бывает, что нет. В частности, в одной школе есть этнографические предметы, которые, на наш взгляд, должны быть на государственном хранении, но понимания мы не нашли.

Сто лет – пора расширяться

– Ольга Викторовна, есть ощущение, что ваш музей давно перерос занимаемые им площади. В этом вопросе вы находите понимание с краевыми властями.

– Вот в этом памятнике архитектуры, истории и культуры (ул. Ползунова, 46), построенном в 1851 г. для Главной химической лаборатории Алтайского округа, краевой музей располагается с 1913 года – скоро как сто лет.

Зданию нужен не просто ремонт, а реставрация: по нашим задумкам, в том виде, в каком оно выглядело изначально. И при этом, должна произойти серьезная реконструкция всего музейного комплекса. Нам давно уже тесно, в музее огромные фонды, а выставочные площади крайне ограничены.

Просчитано, возможности для пристройки есть, и вопрос, что называется, прорабатывается. Но первоочередная задача и краевой администрации, и нашего музея – осенью будущего, юбилейного для края, года открыть в Курье музей нашего знаменитого земляка-оружейника. А потом уж дальше будем двигаться, во внимании властей к культурным учреждениям в последние годы сомневаться не приходится.

Привидений нет. Только энтузиасты

– В вашем старинном здании привидения, часом, не водятся?

– Привидений нет (с улыбкой). Но у нас есть ма-ленькие «странности», проявившиеся не так уж и давно, а по историческим меркам – так и совсем недавно. Возможно, со временем они превратятся в настоящие легенды.

– А, извините, сколько кошек у вас на довольствии? Говорят, они спасают «запасники» от грызунов.

– Так это в Эрмитаже! Мы мышкам противодействуем другими способами. Вот, кстати, знаете, какая шутка есть об Эрмитаже и музейных смотрителях, которых некоторые считают «полусонными старушками»?

Смысл таков: если бы в 1917 году в Эрмитаже были музейные смотрители, никакие вооруженные матросы никуда бы не прорвались. Так что не надо недооценивать музейных смотрителей, без них мы, как без рук. А некоторые ребятишки бы у нас уже половину раритетов по капельке растащили. Они, знаете ли, нередко норовят на память о музее какой-нибудь винтик от экспоната отвинтить, совершенно не видя в этом ничего противоестественного…

– Ольга Викторовна, судя по всему, вы в музее буквально живете. На какое-нибудь хобби время и силы остаются?

– В музеях вообще практически нет невоодушевленных сотрудников, как-то не держатся. Все музейные работники по большому счету в душе и коллекционеры, и художники, и «коммуникаторы», а такие люди от сих до сих работать не умеют. Что до меня лично, то у меня шикарное хобби! Их целых шесть: четыре внучки и два внука, и все они уже гениальные. Те, которые вышли из младенческого возраста, часто бывают в музее, и это сказывается. Советую принять к сведению!         

Справка

Алтайский государственный краеведческий музей – старейший музей Сибири. Основан к 100-летию горно-заводского производства на Алтае в 1823 г. по инициативе инженера, изобретателя, начальника округа Колывано-Воскресенских заводов П. К. Фролова и доктора медицины, натуралиста, исследователя Алтая Ф. В. Геблера.

Фонд музея включает 187363 единицы хранения, из них 149072 предмета основного фонда. В музее выделено 6 отделов, в т. ч. военно-исторический, расположенный на пр. Комсомольском, 73б, в здании-памятнике краевого значения начала XX века – бывшем корпусе городской больницы.

Посещаемость музея – более 80 тысяч человек в год. Ежегодно научными сотрудниками проводится более 1300 экскурсий, встреч, музейных праздников и других мероприятий. С июля с. г. посещение краеведческого музея бесплатно для всех.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах