aif.ru counter
567

Алтайский историк Александр Старцев рассказал о своей истории

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. "АиФ-Алтай" 20/08/2014

Александра Старцева трудно застать на одном месте. То он – в исследовательской экспедиции, то на научно-практической конференции, то на презентации нового издания или проекта…да много где. Человек такой – ищущий. И находящий. Доктор исторических наук.

Профессия «на слабо»

- Александр Владимирович, у вас одно «досье» пространнее, чем у многих людей вся биография. Доктор исторических наук, действительный член Сибирской ассоциации монголоведения, председатель краевой общественной организации «Общество русско-китайской дружбы», член Общественной палаты 4 созыва, координационного совета по развитию туризма при администрации Барнаула, редколлегии альманаха «Бийский вестник»… Сами-то всё помните?

- Да, такой вот я «широкозахватный» (смеётся). Просто мне многое было и продолжает быть интересным, мне скучно существовать в рамках однажды заданной «программы», ну и вообще …у меня такое академическое образование, которое позволяет применять знания и, надеюсь, быть полезным, не только в сугубо преподавании.

- В Повалихинской средней школе, где вы учились, наверное, учитель истории такой был «увлекающий», что вы выбрали такое «академическое образование»?

- Учителя у меня все были хорошие. Но, признаюсь, в историю попал случайно (смеётся), практически на спор со старшим братом, который стал доктором физико-технических наук совершенно «осознанно». Он с детства тянулся к точным наукам, я тянулся за ним: видел себя физиком или математиком, и в старших классах даже заочно учился на соответствующих курсах в МГУ. В выпускном, правда, я твёрдо нацелился на военную карьеру, конкретно – на Морфлот, предметно – на «подплав». Но на пути покупки билета во Владивосток меня остановила медкомиссия. На здоровье я не жаловался, но тогда на кадровую военную службу никого зазывать не надо было, а поэтому требования к юношам были много строже, чем сейчас.

Тогда я решил поступать на радиотехнический факультет в Томский университет. А брат к тому времени - это было в 1973 году - защитил кандидатскую (и жена у него тоже стала кандидатом физмат наук), и сбил меня с панталыку: не слишком ли много в нашей семье будет физиков? Вот, говорит, в Барнауле только что университет открыли, не пойти ли тебе туда? На истфаке, наверное, интересно, если туда столько желающих попасть... Факультет тогда был историко-филологический, но конкурс действительно был 8-9 человек на место, и я – не иначе как сгоряча - этот «вызов» принял. Но опять же - в душе надеялся, что не пройду по конкурсу, пойду служить и через срочную «просочусь» на кадровую службу. Однако всего с двумя «4» в аттестате и дополнительным полбаллом, которые тогда добавляли абитуриентам из сельской местности, моим надеждам сбыться было не суждено: оказался студентом первого набора АГУ.

И два курса честно не понимал, что среди этих гуманитариев делаю, а потом началась специализация, я попал в архив и «пазл сложился». Не скажу, что я вышел в лучшие студенты курса, но диплом по теме частной золотопромышленности на Алтае защитил на «отлично», и старшие товарищи отозвались о нём, как о серьезной исследовательской работе. А потом оказалось, что если «заболел» научной работой, то это практически диагноз. «Охота к перемене мест»

Историк Александр Старцев Фото: Из личного архива

- И поэтому вы только год отработали учителем истории в сельской школе Тогульского района и вернулись в город…

- Я вернулся не просто в город – вернулся к молодой жене, маленькой дочке, и в Институт культуры, куда меня и распределяли изначально. Моя супруга –выпускница первого набора этого института. Её, как Ленинскую стипендиатку и обладателя красного диплома, оставили здесь работать, ну и мне место «нашлось» - на кафедре истории КПСС, преподавателем отечественной истории. С перерывом на очную аспирантуру и защиту кандидатской я там 16 лет отработал, пройдя карьеру от ассистента до заведующего кафедрой.

Стойкое убеждение

- Вы оказались во вновь создаваемом БЮИ потому, что вам понравилось «осваиваться» в новых вузах?

- Честно говоря, на месте завкафедрой Института культуры я заскучал. Так что перепрофилирование средне-специальной школы милиции в Барнауле в филиал Рязанского института экономики и права МВД, куда со всего города стали «вербовать» людей с учёными степенями по «программным предметам», пришлось кстати. Ну и вспомнилось, что когда-то хотел надеть погоны, хотя и другого цвета… Там я служил в качестве доцента, заместителя начальника филиала по учебной и научной работе, начальника кафедры гуманитарных дисциплин. Через 5 лет – вот только не надо так смотреть – я и тут…заскучал. Захотелось «духа свободной воли», пришёл в 2000 году в родной университет. С 2007 г. до недавнего времени возглавлял кафедру востоковедения и Алтайский центр востоковедных исследований, который три года назад стал Алтайским международным центром азиатских исследований.

Но административная работа отнимает много времени, я оставил себе на кафедре только преподавание, потому что мне хочется ещё кое в чём «покопаться» с исследовательской точки зрения. Полагаю, то, что я в качестве профессора возвращаюсь в БЮИ (смеётся), не помешает… За «тёмные пятна» не зарекусь 

- Понятно, что пытливый ум всегда найдёт, что ещё поизучать. Но т.к. на днях мы все вместе будем отмечать день рождения краевой столицы, скажите, для вас, автора множества научно – исследовательских работ, в т.ч. учебника о Барнауле и многих статей для энциклопедии «Барнаул», остались ещё в истории города «тёмные пятна»?

- Никто не может знать всего, тем более, в истории! Да, может быть, «основные вехи» зафиксированы, описаны, даже изучены – но вот в какой мере? Когда в 2000 г. по инициативе Владимира Баварина было решено издать учебное пособие по истории Барнаула, мне с молодыми учёными Ольгой и Михаилом Тяпкиными (дочь и зять Старцева, - ред.) довольно легко написать было только дореволюционную часть. «Старина глубокая» - как в Барнауле, так и Бийске - в нашем регионоведении отражена гораздо лучше и полнее, чем ХХ век. Стали смотреть его по литературе: она вся до 2000 г., советская, зубодробительно политизированная. А копни: там не сходится, то не совпадает. Сейчас хочу предметно заняться Барнаулом 20-30-х годов, до образования края или до Великой Отечественной войны. Хотя и недалёкие ещё 50-70-е не менее интересны…

Вот когда учебник издали, мне неожиданного позвонил Анатолий Иванович Мельников, бывший глава Барнаула: «Многие вещи не совсем точно изложены, но вы их и не могли знать». Мы встретились, и он мне много чего рассказал, что осталось за рамками документов, хранящихся в архивах «Принято решение…», «По постановлению…». Вам сейчас, может, и не интересно, как водозабор в Барнауле строили, но это история! И, быть может, для наших потомков этот её «фрагмент» окажется таким же интересным как нам..., допустим, разработка Демидовских рудников.

Так что, с точки зрения исследователя в истории Барнаула, коль скоро вы об этом спрашиваете, ещё немало не то, чтобы «тёмных пятен», но малоизученных мест. Хотя и насчёт «пятен», пожалуй, зарекаться не возьмусь…

- Вот судя по тому, что как у вас сейчас глаза «горят», к историческим исследованиям слово «заскучал» вы не применяете.

- Ни-ког-да! За последние 40 лет у меня сложилось стойкое убеждение, что это самое увлекательное занятие! Рад, что это моё убеждение профессионально разделяет моя семья – обе дочери, оба зятя и даже супруга (смеётся), и, хотя у неё одной из нас нет учёной степени, она в нашей семье самая умная. И всю жизнь пытаюсь вложить стремление к историческим познаниям в своих студентов, даже если история для них – далеко не профильный предмет. Правда, и я, и мои коллеги уверены, что история для любого образованного человека – самый профильный предмет, ибо незнание её и непонимание чревато более серьёзными последствиями, чем незнание высшей математики.

Справка

Александр Старцев родился в 1956 г., в с. Зудилово Первомайского (тогда Чесноковского района) Алтайского края. Помимо АлтГУ окончил аспирантуру Томского государственного университета и докторантуру Института истории СО РАН. С 1979 года до сих пор работает в сфере высшего образования и науки.

Имеет более 500 научных публикаций, в числе которых монографии, учебные пособия, сборники документов, статьи. Является автором учебных пособий по истории Барнаула и Бийска для средних учебных заведений, истории сибирского предпринимательства для вузов, принимал активное участие в создании ряда энциклопедических изданий, в том числе «Энциклопедии Алтайского края» в 2-х томах, энциклопедии «Барнаул», энциклопедии «Бийск».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах