Примерное время чтения: 8 минут
462

«Это исключение из правил». Юрий Параскун - об оскорблениях в свой адрес

Юрий Параскун
Юрий Параскун / Виталий Барабаш / АиФ

На недавно состоявшемся заседании Арбитражного суда Алтайского края по иску Генеральной прокуратуры РФ к ОАО «Кучуксульфат» бывшего прокурора Алтайского края Юрия Параскуна назвали, в числе прочих, «негодяем». Почётный работник юстиции, Заслуженный юрист РФ счёл нужным ответить на оскорбление, а также оценил перспективы дела. Подробности - в материале «АиФ-Алтай».

Нарушений в ходе приватизации не выявили

- Юрий Фёдорович, в 90-е годы вы, как прокурор края, контролировали процесс приватизации в регионе. В чём заключались задачи вашего ведомства? Были ли претензии к приватизации Кучукского сульфатного завода?

- Познакомившись с материалами дела (речь идёт об иске Генпрокуратуры РФ к акционерам ОАО «Кучуксульфат» об отчуждении 100 процентов акций в пользу государства. - Прим. ред.), я вспомнил, что проверки по заданию Генпрокуратуры мы проводили по краю в порядке контроля самостоятельно, а также по поступающим сигналам граждан, учреждений и организаций при осуществлении приватизации.

Ни при одной из этих проверок каких-либо претензий к администрации «Кучуксульфата», который поменял форму собственности, у нас не возникло. О чём мы докладывали обобщённой справкой в Генпрокуратуру. Я подписывал представления на имя губернатора Алтайского края, где перечислялись нарушения закона в тех или иных городах или районах. Там тоже отсутствовало вышеназванное предприятие.

- Как вы оцениваете дело ОАО «Кучуксульфат»?

 - На мой взгляд, на «Кучуксульфат» осуществляется массированный, упорный, я бы сказал, бандитский, рейдерский захват. Начался он с того, что руководству компании предложили продать предприятие по баснословно низкой, смехотворной цене. Предложение последовало от человека, занимающего достаточно высокое положение, облечённого не столько властью, сколько денежными мешками. По объективным причинам я его имени не называю. Когда ему отказали, в ход пошли так называемые «решалы» в лампасах и генеральских погонах, находящиеся в отставке. Когда и им отказали, пришли откровенные бандиты. Они стали угрожать убийством руководству и членам их семей. Василий Иванович Гамаюнов (председатель совета директоров ОАО «Кучуксульфат». - Прим. ред.) был вынужден прибегнуть к помощи вооружённых структур, его семью, несовершеннолетних детей охраняли автоматчики.

И когда эти все методы не сработали, прибегли к административному ресурсу. Не могут сделать силой, откровенным захватом, находят лазейку, чтобы государственные органы (полиция, прокуратура, суд) обеспечили защиту незаконных интересов.

- Генпрокуратура РФ лоббирует интересы какого-то частного лица?

- Я не буду обвинять прокуратуру, которой отдал всю жизнь. Но если проследить этапы прессинга, которые я назвал, то какой-то вывод напрашивается. События, которые оспаривает Генпрокуратура. Кто инициатор? Кто заинтересован?

«Господин Никто не вправе приклеивать ярлыки»

- Как вы оцениваете тот факт, что вас, в числе прочих фигурантов дела, оскорбил высокопоставленный чиновник Центрального аппарата Генпрокуратуры РФ?

- Во-первых, хочу поблагодарить адвоката Максима Мерещака, который заступился за честь ветеранов прокуратуры, и в судебном заседании указал господину Маруценко Александру Викторовичу, начальнику управления Генпрокуратуры, на его недопустимое поведение. Хотя, на мой взгляд, это задача и прерогатива суда.

Последние 25 лет довольно часто общался с работниками Генпрокуратуры, включая высшее руководство. Это воспитанные, заслуженные люди, к которым нельзя предъявить никаких претензий. То, что произошло, исключение из правил. Он не только оскорбил нас, но и унизил достоинство прокурорского работника. Мундир, который носит. Ну и нанёс ущерб авторитету Центрального аппарата ГП.

Я позволю себе к нему обратиться через вас: Если вы мужчина, если вы прокурорский работник, если вы полковник (старший советник юстиции приравнен к воинскому званию полковник), то доложите руководству о своём недостойном поведении на Алтае. Потому что мы этого так не оставим. Оскорбили целую группу прокурорских работников. Досталось и людям, работавшим в администрации Алтайского края. И в связи с настоящим делом они ничем не скомпроментированы. Честь дороже жизни и сильнее смерти - никогда не следует отступать от этого постулата и терять чувство собственного достоинства.

- Вы собираетесь предпринять какие-то конкретные действия?

- Мы намерены информировать Генерального прокурора РФ. Я не хочу показаться человеком, популяризирующим собственные заслуги, но государственную награду «Заслуженный юрист Российской Федерации» мне вручал лично президент Владимир Путин. И господин Никто, я его иначе не могу назвать, не вправе приклеивать мне какой-то ярлык.

«Пересмотр итогов приватизации по всей стране»

- В случае неблагоприятного исхода дела для акционеров компании, если это возможное решение экстраполировать на другие приватизированные предприятия, чем это может грозить им?

- Это чревато тем, что начнётся пересмотр итогов приватизации по всей стране. Это угроза никогда не отпадала. Как мы можем исключать, что где-то, кому-то ни понравится чей-то лакомый «кусок»? А с помощью арбитражного суда, заступничества прокуратуры, следственных органов и так далее можно сочинить юридический документ как основание для отъёма такого лакомого «куска».

- Как вы оцениваете значимость ваших показаний и ваших коллег из Благовещенского района, а также государственных чиновников краевой администрации, причастных к приватизации Кучукского сульфатного завода, нотариусу, против которых категорически возражает прокуратура?

- Мне задали несколько вопросов, на которые несложно было ответить: помню ли я процесс приватизации, в том числе «Кучуксульфата», а это происходило повсеместно, и его не миновало. Повторюсь, в число нарушителей закона он никогда не попадал. В тот временной диапазон, когда мы этими вопросами занимались.

- Если иск удовлетворят, логично предположить, что начнётся цепная реакция по признанию виновными всех ответственных лиц по всей вертикали, как прокурорской, так и чиновничьей. Так, представитель Генпрокуратуры уже назвал преступниками госчиновников краевого уровня, вас и ваших коллег - лжецами и негодяями. Но и у вас, и у чиновников были руководители вплоть до, соответственно, Генеральной прокуратуры и федерального Госкомимущества. Как с этим быть? Их тоже нужно признавать виновными?

- Преступниками может назвать только суд, после того, как приговор вступит в силу. Если суда и приговора не было, можно обращаться в суд и привлекать к ответственности. Если же формально подойти к ответу, то за 30 лет не амнистируют только военных преступников, а в этом деле срок давности давно прошёл.

- И всё-таки если суд признает иск Генпрокуратуры правомерным, как это может отразиться на вашей репутации?

- Моя репутация складывается из репутации деда, отца, гражданина и патриота Родины, профессиональных принципов и стиля поведения, исключающих какое-либо нарушение закона.

Фото: АиФ/ Виталий Барабаш

«Я готов выступить в суде»

- Каковы ваши прогнозы по окончательному судебному решению по иску Генпрокуратуры к ОАО «Кучуксульфат»?

- Я не берусь давать прогнозы, суд есть суд. Но что огорчает, так это то, что любое ходатайство со стороны господина Никто моментально удовлетворяется. Причём оно иногда основывается на требованиях закона, которые уже изменены. Над чем участники процесса потешаются. Почему бы, например, не приобщить к материалам дела и не исследовать в судебном заседании показания [бывших] прокурора [Благовещенского] района [Калиниченко], его заместителя [Теслюка]. Они - непосредственно те люди, которые буквально перелопачивали весь этот материал [процесс приватизации ОАО «Кучуксульфат»]? Чего они боятся?

- С чем это может быть связано?

- Может быть, со статусом белого человека, приехавшего в гости к аборигенам. И это как-то влияет на определённую категорию лиц, занимающихся по должностному положению этим вопросом. Это огорчительно.

- Вы готовы выступить в суде?

- Если суд сочтёт нужным, я, безусловно, не уклонюсь, так как законопослушный гражданин.

- Президент Путин не раз категорически заявлял, что итоги приватизации не пересмотрят ни при каких обстоятельствах. И тут мы видим прямо противоположный пример. Не вызывает ли у вас это внутреннего противоречия?

- Передел собственности - это, образно говоря, ещё один кирпич из фундамента нашего здания - государства - выдернуть, чтобы оно, наконец, рухнуло. А желающих, чтобы это произошло, очень много. И за рубежом, и, к сожалению, в России. 

Справка

Юрий Параскун родился в 1948 году в Барнауле. Окончил Барнаульский юридический факультет Томского государственного университета в 1972 году.

  •   В 1966-1967 годах - секретарь судебного заседания военного трибунала Барнаульского гарнизона;
  • 1967-1970 - служба в органах МВД;
  • 1970-1972 - следователь прокуратуры Косихинского района и Ленинского района Барнаула;
  • 1973-1974 - следователь прокуратуры Новоалтайска;
  • 1974-1978 - прокурор Новичихинского района;
  • 1978-1982 - прокурор Шипуновского района;
  • 1982-1984 - заместитель начальника следственного управления прокуратуры Алтайского края;
  • 1984-1985 - инструктор отдела административных органов Алтайского края;
  •  1985-1988 - заместитель прокурора Алтайского края;
  • 1988-1991 - прокурор Астраханской области;
  • 1991-2004 - прокурор Алтайского края.

Почётный работник юстиции, Заслуженный юрист РФ. Награждён: нагрудным знаком «Почётный работник прокуратуры»; знаком отличия «За верность закону»; именным оружием; Орденом Преподобного Сергия Радонежского.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах